Blog

«Господин президент, прочтите наконец конституцию!»

У метро Пушкинская нас уже ждут три автозака и сотрудники полиции. Чуть ближе к активистам мнется человек в гражданском, говорит, что он тоже активист, но его никто не знает. Подходим к нему с вопросами — кто, что, откуда? Он смущенно улыбается, нерешительно начинает нас фотографировать, мы начинаем фотографировать его. Все всё понимают.

Через несколько минут активисты расходятся вдоль Тверской улицы, меряют шагами расстояние, чтобы стоять точно в 50-ти метрах друг от друга — все по закону.

Несколько дней назад мэрия Москвы отказалась согласовать мирное пикетирование в поддержку Ильдара Дадина на апелляции статьи 212.1 УК РФ (неоднократное нарушение порядка проведения митинга), причину отказа не аргументировали. Апелляционное заседание проходило сегодня в Конституционном суде, но решение сегодня не огласили. В это же время в Москве и Питере люди вышли на одиночные пикеты против статьи 212.1 УК. К слову, для одиночных пикетов согласование не требуется — конечно, и для обычных, не одиночных, не требуется, согласно 31 статье Конституции. Граждане обязаны уведомлять мэрию о запланированных мероприятиях — не более. Но эти законы ни в коем случае не про Россию.

Статья 212.1 появилась в Уголовном кодексе в 2014 году. Исходя из примечаний к статье, на человека можно завести уголовное дело, если он привлекался к административной ответственности за полгода «два и более раз». Наказание — штраф от 600 до 1 млн. рублей, или 480 часов обязательных работ, или до 5 лет лишения свободы. Уже в январе 2015 года СК возбудил сразу несколько уголовных дел по статье 212.1 — в отношении троих активистов, в том числе и на Ильдара Дадина. Он стал первым человеком, осужденным по ст. 212.1 УК РФ: 7 декабря 2015 года Басманный суд Москвы приговорил его к трем годам лишения свободы. Позже апелляционная коллегия Мосгорсуда снизила наказание на полгода.


На фото: Мария Рябикова

Москва, улица Тверская, слепит мокрый снег, активисты считают шаги, Полицейские считают активистов. Первой разворачивает плакат Мария Рябикова: «Путин есть — и Конституции не надо?», журналисты фотографируют, остальные активисты проходят дальше. Шествие замыкают сотрудники полиции и ползущий вслед за ними (вернее, за нами) автозак.

Как ружье, висящее на стене, обязательно выстрелит, так и автозак не уедет пустой — это понятно и активистам, и журналистам, и, конечно, стражам порядка. Оглядываемся на полицейских. 50 метров. Останавливается Елена Захарова, в руках ватман со следующей просьбой к Владимиру Владимировичу: «Господин президент, прочтите наконец Конституцию! Ну хотя бы статьи 15, 17, 29, 31, 35, 41, 44, 50!»

Пока смотрим на Елену, в пятидесяти метрах от нас — следующий плакат: «Ст. 212 УК РФ не соответствует Конституции РФ».

Дальше еще два человека с плакатами, их не видно среди прохожих, но все знают, что они там, через пятьдесят и сто метров. Полицейских тоже не видно, зато автозак видно, кто-то отходит ближе к дороге, пытается разглядеть, стоят ли еще Мария Рябикова и Елена Захарова. Стоят. Проходим дальше.

— Сегодня в Конституционном суде рассматривается жалоба Ильдара Дадина на статью 212.1. Я рада, что об этом деле и об этой статье говорят. Я считаю, что эта статья возвращает нас назад во времена Советского беспредела, когда выйти на улицу и выразить свое мнение было невозможно — это было элементарно опасно для жизни и здоровья. Сейчас одиночные пикеты — единственное, что у нас осталось. Статья 31 Конституции — это моя свобода, мое право выйти без оружия, мирно, выразить свое мнение. Сейчас это из разряда чуда. И выходит не так много людей, потому что люди боятся пострадать — это естественно, нормально. Но выходят. Не будем терять надежду — говорит Мария, одна из участниц пикета. Пока разговариваем, нас снимает на камеру французский журналист Пьер, он ведет свой блог. Говорит, что рассказывает своим соотечественникам о беспределе, который творится в России.

В спину буквально стучат слова женщины преклонного возраста, которая, проходя мимо, выразительно призывает малиновыми губами прекратить этот беспорядок и вспомнить о совести:

— Здесь стоят, там стоят! Вот чего вы выходите? Чего стоите, чего добиваетесь?! Вы же сами раскачиваете эту лодку! Сами!

Слова адресованы не только активистам, но и журналистам, а заодно и случайным прохожим. Всем. Отсюда вопрос. То есть вот эта женщина с малиновыми губами понимает, что все мы находимся в лодке, понимает, что вокруг этой лодки, мнимого безопасного островка, что-то непонятное и опасное? Говорит «не раскачивайте лодку», чтобы ответной волной не захлестнуло или что? Женщина с малиновыми губами, это вы раскачиваете лодку. Молчанием.

Хотим идти дальше, но ноги сами останавливаются: на нас решительным шагом надвигаются человек 8 в штатском, окружают следующую активистку, Ольгу Мазурову, женщина им улыбается. Наверное, что-то говорит про Конституцию и гражданские права. Стражи порядка пытаются вырвать из ее рук плакат с надписью «Гражданин с плакатом не опасен для страны, опасны воры во власти». Отобрать плакат не получается, ее заталкивают в автозак, женщина поднимает плакат над головой. Позже мы узнаем, что в автозаке Ольга Мазурова не одна, в автозаке также активисты Камиль Сукаев и Кирилл Гиляров, они успели пройти дальше по улице, до них журналисты даже не успели дойти. А представители закона — успели.


На фото: задержание Ольги Мазуровой

Разворачиваемся и огромной процессией — человек пять активистов, журналисты с камерами, замыкающие полицейские — возвращаемся. Видим, как уже отбивается от сотрудников полиции Елена Захарова, громко сообщая им, что свои права она прекрасно знает. А еще чуть дальше стражи порядка, пытаясь порвать плакат Марии Рябиковой, уже буквально вносят ее в автозак, объясняя ей свои действия: «Для проведения профилактической беседы». Двери закрываются, автозак уезжает, уезжают полицейские. С задержанными мы встретимся позже у Тверского ОВД.

Москва, улица Тверская, несколько активистов, которых, кажется, просто забыли забрать. Они по очереди сменяют друг друга — очень мерзнут руки. Вокруг активистов кучкуются журналисты: «Почему пришли на пикет?», «Прокомментируйте надпись на своем плакате», «Прокомментируйте тот факт, что людей задержали».
Активисты откликаются, отвечают, а потом спрашивают, на всякий случай: «А вы откуда?». Лайфа и ОТР не было, как не было и федеральных каналов. Им такое неинтересно.

Но люди, вышедшие сегодня с плакатами на Тверскую, отвечали всем прохожим и уж точно ответили бы и федеральным каналам, что статья 212.1 УК РФ — преступление. А вот пикет преступлением не является, и нет оснований для задержания людей с плакатами, взывающими к Конституции. Пикет — это выражение мнения и своей позиции. Эти люди не нарушают закон, они просто хорошо знают свои права.

— Ой, а это там не автозак едет?

Мы полчаса стоим на Тверской почти в полном одиночестве — ни одного сотрудника полиции, только эшник в оранжевой куртке. Активисты ждут, что вернутся и за ними, поэтому мы все вместе резко, рывком оборачиваемся. Нет, это просто бело-голубой автобус.

— Рефлекс — смеются оставшиеся, поглядывая на эшника.

Задержанных активистов Марию Рябикову, Ольгу Мазурову, Камиля Сукаева, Кирилла Гилярова отпустили из ОВД без протоколов спустя два с половиной часа после задержания.

— Что там было? С вами профилактические беседы проводили? — спрашиваем то ли всерьез, то ли шутя, встречая активистов у выхода из Тверского ОВД

— Нет. Это мы с ними профилактические беседы проводили — улыбается Мария Рябикова.


На фото: активисты у Тверского ОВД

Текст: Светлана Осипова