Blog

Фигурант «Болотного дела» Степан Зимин освобожден по УДО

Фото с сайта theins.ru

Как рассказал «Руси Сидящей» адвокат Степана Зимина Сергей Панченко, особой надежды на такое решение суда не было, поскольку в «Болотных» делах судебная система не обращает внимания ни на какое бесстыдство, хотя правовая позиция для получения условно-досрочного освобождения была. Тульский областной суд рассматривал жалобу на отказ в УДО Новомосковского суда Тулы. По словам Панченко, когда в марте суд рассматривал ходатайство об УДО, в деле Зимина неожиданно появился рапорт одного из сотрудников колонии №6, где содержится осужденный, о том, что Зимин якобы состоит на спецучете как лицо, склонное к нападению на сотрудников администрации. При этом самому Зимину о таком факте известно не было. «У нас в деле есть положительная характеристика на моего подзащитного за подписью замначальника колонии, где прямо сказано, что он не допускал никаких нарушений режима и к нему нет никаких претензий, — сообщил адвокат Панченко. — Этот документ был сегодня исследован в суде, в результате, видимо, Тульский областной суд решил не вступаться за чужие интересы. Количество грубых нарушений в деле Зимина выходит за рамки даже нашей не вегетарианской правоохранительной системы».

В то время, когда Сергей Панченко давал комментарий «Руси Сидящей», Степан Зимин еще не знал о своем освобождении. Адвокат рассчитывает, что Зимин будет на свободе не позже, чем во вторник, когда в колонию привезут документы из суда.

Степан Зимин был приговорен 21 февраля 2014 года к трем годам и шести месяцам колонии общего режима по обвинению в ст. 212 (участии в массовых беспорядках) и ст. 318 (применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей) во время столкновений на Болотной площади в Москве 6 мая 2012 года. На свободу Зимин должен был выйти 8 декабря.

Степан родился 18 января 1992 года, учился на факультете политологии РГГУ, владеет арабским языком. В колонии он оказался единственным человеком, который может читать Коран на языке оригинала, за что мусульмане из числа заключенных уважительно называют Зимина Степан-али.