Blog

Алексей Козлов: «Мы будем до конца бороться за право называть бандита — бандитом, а убийцу — убийцей»

Алексей Козлов

Владимир Слуцкер, как и Борис Березовский, стал типичным представителем клеветнического туризма (англ. Libel tourism) — это когда иски на клевету подаются в тех юрисдикциях, где истцу проще всего добиться нужного результата.

Так было с иском Березовского против журнала Форбс в 1997 году. Тогда Пол Хлебников обвинил Березовского в в мошенничестве, отмывании денег, связях с чеченской мафией и заказных убийствах, в том числе в организации убийства известного телеведущего Владислава Листьева. Итог — Форбс судился более 6 лет, снял обвинения только в убийстве Листьева, оставив все остальные.

Так было в 2005, когда Березовский подал иск против главы «Альфа групп» Михаила Фридмана, обвинившего Березовского в угрозах в свой адрес, речь шла о событиях 1999 года. Березовский отсудил тогда у Фридмана тогда 50 000 фунтов.

Что объединяет эти процессы с делом Слуцкер против Ольги Романовой?

Как и в случае с Хлебниковым, Лондонский суд не рассматривал иск по существу. В течении 3 лет Лондонский суд решал по делу Слуцкер против Романовой только один вопрос – юрисдикция. Где проходить процессу в Лондоне, к которому ни Слуцкер, ни Романова не имеют отношения, или в России. Суд постановил, что это должен быть Лондон. Фактически это не оставляло нам шансов представить в суд свидетелей, ибо представителям силовых структур с некоторых пор запрещён выезд за пределы РФ, а Слуцкер обращался именно к ним, чтобы огранизовать моё убийство. Поэтому решение суда выносилось без нашего участия и нельзя утверждать, что суд установил, что утверждения Романовой были клеветой. Более того, Слуцкер через своих адвокатов предлагал нам отозвать иск, если Ольга опровергнет свои утверждения о неё, как о заказчике моего убийства.

Хотелось бы отметить, что для нас важнее истина и право говорить то, в чём мы убеждены, чем потенциальные финансовые потери.

Мы с Ольгой не журнал Форбс в финансовом смысле, мы не зарабатываем миллионы долларов в год, а те средства, что зарабатываем, тратим на благотворительность. Поэтому мы считали нецелсообразным втягиваться в долгий и дорогостоящий многолетний судебный процесс в Лондоне, в который мы не сможем представить ключевых свидетелей и не по нашей вине. Но мы , как и Пол Хлебников, будем до конца бороться за право называть бандита — бандитом, а убийцу — убийцей.

Источник: Facebook Алексея Козлова