Blog

Выступление адвоката Анны Ставицкой на прениях по делу Ивана Белоусова

2 апреля 2015 года, Тверской районный суд Москвы

Я сначала прям так обрадовалась, когда услышала, что Государственный обвинитель отказывается от обвинения, я подумала, что вот, наконец-то, выход для суда, обвинение отказывается от обвинения по 222 ч. 2, а 213 подлежит амнистии, но я оказывается неправильно расслышала, поэтому сейчас я начинаю как раз доказывать невиновность Белоусова, в которой я не сомневалась практически с самого начала участия в этом деле.

Насколько я поняла, обвинение говорит о том, что само обвинение строится на показаниях нескольких свидетелей. Это показания свидетеля Скляра, показания свидетеля Лещинского, показания свидетеля Колосова и показания тех свидетелей, которые были сегодня допрошены в судебном заседании, а именно Ваничкина и Иванова. Почему показания Свидетеля Русина и еще одного потерпевшего доказывают вину Белоусова, я не очень поняла, потому как их показания вообще не имеют никакого отношения к доказыванию или не доказыванию о участии Белоусова в совершении или не совершении этого преступления, потому как они просто говорят о том, что нам был причинен или не причинен ущерб.

Таким образом, я сначала хочу рассмотреть показания тех свидетелей, на которых, как я понимаю, строится все обвинение, свидетель Скляр, свидетель Лещинский, свидетель Колосов и группа оперативников.

Если вдруг взять и согласиться с тем, что все эти свидетели говорят правду, т. е. свидетель Скляр говорит правду, свидетель Колосов говорит правду и свидетель Лещинский говорит правду. Если на этом строить даже свою защиту, то я могу сказать, что даже если признавать, что эти свидетели говорят правду, то это совершенно не доказывает вину Белоусова. Объясню свою позицию.

Например свидетель Скляр, он рассказывает нам какую-то историю относительно того, что Скляр и Белоусов поднялись на пандус «Охотного ряда», и Белоусов вытащил какой-то сверток в белом пакете и положил его к какому-то столбу. При этом Свидетель Скляр совершенно однозначно сказал, что сам он стоял в сторонке, не подходил к столбу и к Беорусову, а был отвлечен на свой мобильный телефон, потому как в этот день у него был день рождения и ему приходили СМС, которые он и читал тогда, когда Белоусов, с его точки зрения, совершал какие-то манипуляции с белым пакетом. Если взять распечатку телефонных переговоров Скляра, которую любезно сам представитель Государственного обвинения представил это доказательство в качестве доказательства, как я понимаю, со стороны обвинения, то в этой распечатке совершенно однозначно указано, это не разговоры, это не переговоры, это не какие-то просто выдумки человека, а именно четкая информация, которая имеется в материалах дела, и которую, как я понимаю, сторона обвинения никоим образом не оспаривает. Так вот СМС, который пришел этому самому всеми любимому с вашей стороны свидетелю Скляру, пришел когда он находился на Красной площади в 15 часов 29 минут, таким образом, даже если свидетель Скляр говорит правду и они вместе с Белоусовым поднимались на этот самый ТК «Охотный ряд», то это было с точки зрения доказательств, которые имеются в материалах дела и сточки зрения показаний самого свидетеля Скляра, в 15 часов 29 минут и сколько-то там секунд я сейчас не помню. Но, как мы с вами убедились, уважаемый Суд, в 15 часов 29 минут, с точки зрения обвинения никто взрывное устройство не закладывал. Более того, имеется видеозапись с камеры гостиницы «Националь» и которую мы просматривали, и которая очень подробно была оценена экспертизой, которая была проведена не защитой, а органами ФСБ, и в этой экспертизе черным по белому написано, что было установлено экспертами: «С 15 часов до 16 часов 17 минут к столбу, который затем был взорван никто не подходил». Таким образом, даже если доверять показаниям Скляра, на которого молится сторона обвинения, то поднимался он с Белоусовым на ТК «Охотный ряд» к какому-то столбу в 15 часов 29 минут, т. е. не в момент закладки взрывного устройства, как говорит сторона обвинения и не к тому столбу, который затем был взорван. Это первое.

Далее у нас идет свидетель Лещинский, который нам всем тоже «полюбился». Этот свидетель Лещинский, что он нам говорит. Он нам говорит, что когда он сидел вместе с Белоусовым в одной камере, то Белоусов, он сидел, сидел, а потом вдруг разговорился, и говорит, свидетель говорит Лещинский, на самом-то деле я совершил этот самый подрыв и подложил этот самый сверток к столбу, но видишь, как хорошо я все придумал, до сих пор пока никто не может мою вину доказать. На этом, собственно говоря, обвинение тоже строит своё обвинение. Но, даже если предположить, что свидетель Лещинский не врет, хотя я убеждена, что он врет, то как совершенно правильно вы отмечали, Ваша Честь, при допросе специалиста со стороны защиты, специалиста-лингвиста, когда специалист-лингвист анализировал вот этот самый разговор Колосова с его психологом, Вы, ваша Честь, задали вопрос специалисту, а мог ли Колосов дезинформировать второго человека, который находился на другой стороне трубки, т. е. своего психолога. В принципе мог, конечно, тоже самое Белоусов, он также мог. Вдруг ему стало скучно сидеть в этой камере в Бутырке, потому что он уже сидит длительный промежуток времени и все доказывает и доказывает свою невиновность, и думает, дайка я пошучу над Лещинским, и расскажу ему душераздирающую историю, как он принес взрывное устройство к затем взорванному столбу. Мог он так пошутить, мог, поэтому показания Лещинского они также ни о чем не говорят, они бы говорили, может быть, даже о многом, только в том случае, если бы они подтверждались другими доказательствами, которые имеются в материалах дела, об этом я скажу позже.

Далее свидетель Колосов, которого мы тоже очень «полюбили» на всем протяжении моего участия в этом деле. Возьмем его показания. Он, бедняжка, все не знает, как правильно и кому что сказать. Обвинение зачитывает его одни показания, где он говорит, что Белоусов предлагал ему в каких-то там акциях прямого действия, но он приходит в суд, в открытое судебное разбирательство, где сидит судья, адвокат, прокурор, куча других людей, где на него не оказывают давления. Он говорит, что я об этом не говорил, понимаете, говорит он, Ваша Честь, не говорил я о том, что мне Белоусов предлагал совершать акции прямого действия, потому что я говорил, что это просто какие-то там досужьи разговоры, а следователь упорно писал о том, что Белоусов предлагал мне совершать акции прямого действия, но он, говорит Колосов, мне такое не предлагал. И об этом он говорил в каждом из судов, в котором он участвовал, и даже на стадии предварительного расследования, показания которого огласила представитель Государственного обвинения. Но даже, если бы и Белоусов вдруг, ну как мы все здесь знаем, он любитель легких спиртных напитков, подпил, и говорит Колосову, пойдем участвовать в акциях прямого действия, но это тоже ничего не означает, потому что, вот я например, безумно люблю музыку, но это не означает, что я композитор или певица, у меня нет никаких способностей в этом. Поэтому даже если Белоусов об этом кому-то и сказал, то это совершенно не означает равно, что он участвовал в подрыве столба.

А дальше надо рассмотреть вот эти показания, вот этих самых свидетелей, поэтому резюмируя, то что я уже сказала, даже если встать на позицию стороны обвинения, и сказать, что эти показания действительно правдивы, то из них совершенно не следует вина Белоусова, потому что для того, чтобы сказать, что Белоусов виновен, нужны какие-то более серьезные доказательства.

А теперь, если рассмотреть эти самые показания, вот этих свидетелей с точки зрения других доказательств.

Взять показания того же свидетеля Скляра. Он говори, как я уже сказала, они подошли к столбу, Белоусов вытащил пакет белый, положил его к столбу, а сам Скляр, как я уже сказала, стоял в сторонке. Теперь мы смотрим, смотрели с Вами, Ваша Честь, два раза эту видеозапись с камеры 10014, и что мы там видим? Мы видим, вот эти два человека, которые находятся возле этого столба, они все время передвигаются. Они подходят друг к другу, уходят друг о друга, и что самое интересно, они находятся возле этого столба ни много, ни мало, как 5 минут и сколько-то там секунд, а сам Скляр говорит, что Белоусов ровно взял, достал из рюкзака вот этот вот белый пакет, положил, и они удалились. Таким образом, то что говорит Скляр не соответствует тому, что мы видим, потому что даже сами эксперты ФСБ сказали, что действия тех лиц, которые находились возле столба, они носили согласованный характер, и это видно, как я уже сказала, из записи, потому что они постоянно перемещались, подходили друг к другу, а Скляр не стоял скромненько в сторонке, как он об этом нам рассказывал в судебном заседании.

Далее, представитель Государственного обвинения сейчас в суде в прениях сказала о том, что Скляр в судебном заседании пояснил, что в том пакете, который достал Белоусов из рюкзака лежало что-то солидное. Но, во-первых, он об этом не говорил в судебном заседании, это раз, а во-вторых, я защитник, прочитала его показания, которые он давал на стадии предварительного расследования, ой, в судебных заседаниях предыдущих. И он подтвердил эти показания, а из этих показаний следует, что в том пакете, который, якобы, вытащил Белоусов и положил возле столба, или вернее на столб, ничего тяжелого не было. Это он подчеркнул несколько раз, и это он твердил в этом судебном заседании. Далее, я специально спрашивала у Скляра, какого цвета был пакет, и он неоднократно говорил, что этот пакет был светлого цвета, это же он говорил на стадии предварительного расследования, и прокурор огласила эти показания в ходе судебного заседания. Но, и физик — специалист, и взрывотехник, который имеет химическое образование, они не из головы что-то выдумывали, а говорили с точки зрения науки физики и химии, они нам пояснили очень подробно, настолько подробно, что даже я, не разбираясь в физике и химии, все это прекрасно поняла. Эти два человека сказали, что в том случае если бы взрывное устройство находилось в пакете светлого цвета, то частицы этого пакета совершенно однозначно находились бы на месте взрыва. И прокурор все равно пытается нам сказать о том, что эти специалисты, якобы, не сказали, на какой именно метраж разлетелись эти самые пакеты, но я извиняюсь, они не могут об этом сказать, потому что они не присутствовали на месте взрыва, не проводили какие-либо осмотры. Они говорят с точки зрения физики и химии, что в том случае, если бы пакет был белый, то соответственно эти частицы белого пакета, они находились бы ближе к эпицентру взрыва, чем частицы от самого взрывного устройства, которые более тяжелые и разлетелись бы дальше. Это они говорят, что стопудово, потому что, как вот не хотелось бы представителю Государственного обвинения, но это наука, физика и химия, никуда от этого не денешься. И у нас есть протокол осмотра места происшествия, где говорится о том, что вот эти тяжелые частицы они улетели самое большое на расстояние 30 метров от места взрыва. Соответственно, так как те, которые осматривали место происшествия не нашли ничего похожего на частицы белого пакета на осматриваемой территории, то это означает, что белого пакета никакого не было, и взрывное устройство в белый пакет не было завернуто. Более того, из видеозаписи мы с вами видим совершенно прекрасно и отчетливо, что те люди, которые суетились возле этого самого столба, они там что-то такое доставали и даже видно как они на этот вот пандус что-то прикладывали, но потом, также это отлично видно, они это взяли и с эти самым содержимым удалились в направлении Исторического музея. Таим образом, совокупность этих доказательств, это ни какие-то придумки, это доказательства, которые имеются в материалах дела, говорят о том, что свидетель Скляр дает недостоверную информацию в судебном заседании. Почему это он делает, это уже вопрос другой. Представитель Государственного обвинения нам говорит, что мы не представили доказательств почему свидетель Скляр, или там Лещинский, оговаривают Белоусова, но, во-первых, мы не обязаны этого делать в силу Конституции и уголовно-процессуального закона, а во-вторых, на взгляд любого разумного человека очевидно, что когда речь идет, посадят тебя или посадят другого, то такие люди как Скляр, слабые, они конечно же скажут ровно то, что необходимо представителям государственной власти для того, чтобы сел другой. Это очевидно, и то, что он не может сказать какую-то, рассказать какую-то связанную историю того, что произошло, это как раз и свидетельствует о том, что он дает не правдивые показания.

Теперь, что касается свидетеля Лещинского, его показания о том, что Белоусов с ним секретничал, они опровергаются показаниями свидетеля Волоцкой, которая была допрошена в судебном заседании. Это адвокат, которая опрашивала Садовникова, который также находился вместе с Белоусовым в одной камере. И этот Садовников пояснил адвокату Волоцкой, что он 100% может утверждать, что Белоусов не рассказывал Лещинскому о том, что он совершал какие-либо преступления, и вообще этот самый Лещинский работает на сотрудников администрации для того, чтобы для себя выторговать какие-либо хорошие условия. Более того, его показания, этого Лещинского, они не являются допустимыми доказательствами. Сегодня я уже цитировала определение Конституционного суда Российской Федерации от 6 февраля 2004 года. Где черным по белому Конституционный суд говорит о том, что нельзя считать доказательствами показания каких-либо лиц, в частности, дознавателей, следователей, но я считаю, что это применимо к подобным свидетелям, как Лещинский, для восстановления содержания этих показаний, а потому как с точки зрения закона уголовно-процессуального закона, в том случае, если человек дает такие показания без адвоката, а затем не подтверждает их в судебном заседании, то эти доказательства являются недопустимыми. И поэтому, даже если бы Белоусов что-либо рассказывал Лещинскому, хотя, как я уже сказала, это не правда, но он это деле без адвоката и не подтвердил это в судебном заседании. Поэтому как бы к этому не относиться и ни хотеть притянуть это за уши, потому что другого ничего нет, но эти показания в любом случае являются недопустимыми, потому что в судебном заседании он их не подтвердил, и то что он шептал на ухо Лещинскому, он шептал без адвоката, а у нас в законе достаточно четко все указано.

Теперь свидетель Колосов. Как я уже сказала, он дает совершенно разные показания. И все эти разные показания были зачитаны в судебном заседании, и поэтому, в принципе, на его показаниях нельзя основывать какой бы то ни было приговор, потому что его показания совершенно противоречивы, и они опровергают друг друга. В принципе, в судебном заседании даже было установлено почему такое происходит. Представитель Государственного обвинения любезно огласила его беседу, этого Колосова, с оперативниками, в принципе я вообще считаю, что это недопустимое доказательство, но даже если его признать допустимым, то там есть очень хорошая фраза самого Колосова, которая, собственно говоря, является ключевой. Колосов пояснил, что он страдает мнительным расстройством личности. Мы специально пригласили специалиста-психиатра, которая подробно объяснила, что такое это самое мнительное расстройство личности. И специалист сказала, что надо оценивать показания этих людей с мнительным расстройством личности соответствующе. И она сказала, что их показания не могут считаться достоверными. Потому что они склонны к фантазированию, додумыванию, и поэтому нельзя основывать что-либо, какое-либо процессуальное решение на их показаниях. Как раз психиатр, она рассказала, что именно нужно подразумевать под мнительным расстройством личности. И как это отражается на самом человеке. Она пояснила, что человек способный давать правильные показания, тем ни менее, может сообщить сведения не соответствующие действительности. Причиной этому могут служить заведомая ложь, добросовестное заблуждение. Особую роль в плане существенного влияния на способность давать показания играет внушаемость и склонность к фантазированию. Внушаемость зависит от личностных способностей, так у личности с мнительными расстройствами склонными к трактовке происходящих событий через призму болезненных переживаний, можно выявить уже ни столько внушаемость, сколько подверженность индукции со стороны авторитетных лиц и лидеров референтных групп. На этом фоне происходит искажение полученной и передаваемой информации, при этом форма задаваемых вопросов, имеющая наводящий смысл может существенно искажать содержание ответов. Таким образом, личность с тревожно-мнительными расстройствами в силу имеющихся индивидуально психологических особенностей, а также в силу психического расстройства в той или иной степени выраженности, пробелы, возникающие при восприятии и трактовке событий с течением времени склонны устранять посредством психологических болезненных рассуждений додумыванием их трактовки искажением истинного смысла происходящего. В связи с чем при различных обстоятельствах суть передаваемых ими событий может быть абсолютно противоположной, и зависеть от окружающей их обстановке и собеседников. Вот то, что сказал психиатр, оно ровно отражает то, что происходило в действительности. Как я уже сказала, Колосов в психотравмирующей ситуации нахождения один на один с оперативниками, которые с его точки зрения, являлись такими авторитетными группами, давящими, он говорит одно, в суде, где на него никто не оказывает давления, где он находится в более расслабленном состоянии, он дает совершенно иную информацию, противоположную той, которую он дает оперативникам. Это ровно то, о чем нам говорил психиатр, и поэтому я полагаю, что показания Колосова не могут быть положены в основу обвинения, потому как их нельзя считать достоверными в любом случае.

Теперь, что касается оперативных работников Ваничкина и Иванова. Например, свидетель Иванов. Он нам рассказывал очень много, рассказывал про какую-то Петухову, это, конечно, очень интересно, про то, как они подслушивали людей, находящихся в бане, хорошо хоть их не снимали на видео, а то бы нам еще пришлось смотреть видеозапись голых купающихся мужчин, но это ладно, но дело в том, что лучше бы, на мой взгляд, свидетель Иванов рассказал, что именно он как оперативник делал в этом деле для того, чтобы установить обстоятельства этого дела. Мы в судебном заседании огласили экспертизу ФСБ, и в этой экспертизе очень внимательно и подробно изучалась видеокамера с гостиницы «Националь» и там, на этой камере было запечатлено, что не только в 16:17 подходили люди к этому столбу, но после этого времени и до момента взрыва к столбу подходило еще огромное количество людей, а именно 10. Белее того, к этому столбу незадолго до взрыва также подходил человек, которого эксперты включили в группу лиц, которые подходили именно к тому месту, где, собственно говоря, и было заложено взрывное устройство. Вместо того, чтобы подслушивать людей в бане, и потом рассказывать нам про какую-то Петухову, которая не имеет никакого отношения к делу, лучше бы Иванов устанавливал личности этих людей, которые затем подходили к столбу. И что это за человек, или группа лиц, там Объект 11 и 12, которые подошли непосредственно к этому столбу непосредственно перед взрывом. Тоже касается свидетеля Ваничкина. Он нам рассказал тоже очень интересную историю, что они, понятно из его показаний, как собственно говоря, развивались события по этому делу. У них не получилось установить никого по горячим следам, хотя если бы они не отмахнулись от видеозаписи с гостиницы «Националь», а тогда её рассмотрели под лупу, как это было сделано экспертами ФСБ, возможно, сейчас на скамье подсудимых находились бы те люди, которые реально совершили преступление, но они этого не сделали. Они затем сконцентрировали свое внимание почему-то на валидаторах метро и установили, что 27 декабря 2007 года, примерно там, время 16:20 проходили такие-то люди. Установили, что это за люди, группа молодых людей, которые с их точки зрения, каким-то образом связаны были с националистическим движением, и всё. Дальше все доказательства, которые имели они потом, с их точки зрения, они добывали, они подтягивали к личности этих людей, и уже никто не обращал внимание на несовпадение времени, на несовпадение других фактов, ни на что не обращалось внимание, была лишь зацикленность на том, что вот группа молодых людей и на том, чтобы их всех вместе задержать, посадить в психотравмирующую ситуацию и ждать, кто из них быстрее «расколется». Ну что, собственно говоря, и произошло, самый не выдержанный оказался Скляр, который указал на Белоусова, потому что Гегелев и Вахрамеев они из достаточно богатых семей, у одного из них, не помню у кого, папа занимает достаточно высокий пост. А Белоусов он, хотя у него мама живет в Финляндии, но в принципе, это обычная средняя статистическая, с точки зрения своего материального положения, семья. Соответственно, легче всего было указать на него, потому что он бы, совершенно однозначно, стал бы разрабатываться этими самыми оперативниками. И дальше уже не надо ничего устанавливать. Дальше нам свидетель Ваничкин, что рассказывает? Мы, каким-то образом получили видеозапись с камеры 10014, но Вы видели сами, Ваша Честь, эта камера на много лучше показывает, чем камера гостиницы «Националь». Но почему-то, заботливо было представлено время только с 16 часов 17 минут до 16 часов 23 минут, остальное время куда-то у нас пропало. А камера гостиницы «Националь», с точки зрения оперативников, не имела никакого интереса для следствия, потому что она ничего не показывает. А на самом деле, как мы с вами увидели, и как это сказали эксперты ФСБ, она как раз очень много, что показывает, потому что она достаточно информативная, направлена на место взрыва, и она показывает и можно было бы установить той же системой «Поток», что это за джип, который приехал за 5 минут до взрыва и уехал сразу же через 43 секунды после взрыва. И может быть, если бы был установлен этот джип и те люди, которые подходили к этому столбу непосредственно до взрыва, может быть и был бы установлен тот человек, который на самом деле это преступление и совершил. А так, «Националь» нам не надо просматривать, потому что с точки зрения оперативников она совершенно не информативна. Получается, что они ничего не делали, они установили валидаторы и подгоняли дальше доказательства под Белоусова, потому что это было очень удобно и достаточно безболезненно, а потом можно было рапортовать во всех источниках и Президенту нашему, Путину, что вот было раскрыто это ужасное преступление в сердце России.

Таким образом, я считаю, что показания этих свидетелей, которые Обвинение считает столпами обвинения, эти доказательства, они ничего не доказывают, а как раз наоборот, имеются доказательства, которые полностью эти показания опровергают, всех лиц, которые находились здесь и давали показания, и Скляра, и Колосова, и Лещинского, и Ваничкина, и Иванова. Все те доказательства, которые имеются в материалах дела, они полностью опровергают то, что они говорят.

И дальше, я как раз хочу остановиться на вот этих фактах, которые, с моей точки зрения, просто с однозначностью доказывают невиновность Белоусова.

Дальше следует одна сплошная математика, потому что в этом деле установить невиновность Белоусова, в принципе, достаточно легко, если только сопоставить и прибавить одно к другому, и не буде вообще никаких вопросов о причастности Белоусова к этому преступлению. У меня это в письменном виде, и я некоторые моменты буду зачитывать, потому что здесь достаточно все информативно.

Я буду опираться в доказывании невиновности Белоусова на экспертное заключение ФСБ от 27 ноября 2013 года, которое мы очень подробно здесь исследовали, и повторюсь, эта экспертиза было проведена самим следствием.

Уже на стадии следствия уже можно было вопрос решить, а не отнимать Ваше время, Ваша Честь, восемь месяцев для того, чтобы это дело рассматривать.

И так, на исследование экспертам были представлены видеозаписи камеры наблюдения гостиницы «Националь» и камеры 10014. Эксперты присвоили этим камерам, видозаписям с них, условные обозначения АВ-1 — это камера 10014, АВ-2 — это камера гостиницы «Националь».

Используя время, отображенное на видеозаписях с этих камер, эксперты подробнейшим образом установили хронологию событий. В связи с тем, что установление точного времени этих событий имеет важнейшее значение для дела, то защита считает важным использовать те понятия, которые используют эксперты в своем заключении. Это системное время и приведенное время.

Под понятием системного времени эксперты подразумевали время электронно-кварцевых часов видеорегистратора системы видеонаблюдения, в которой были получены видеозаписи с камеры № 10014 и камеры гостиницы «Националь».

При этом, эксперты специально оговорили, что: «В силу ошибок при изначальной установке системного времени лицом, обслуживающим систему видеонаблюдения или отсутствием корректировки возможных ошибок в значении системного времени, накапливающихся в связи с нестабильностью генерации времени электронно-кварцевыми часами, системное время в период получения исследуемых АВ (архивных видеозаписей) может расходиться со значением текущего времени. Соотношение системного и текущего времени должно проверяться лицом, производящим выемку АВ (архивных видеозаписей)..

Таким образом, эксперты считают, что установить соответствие системного времени на системе видеонаблюдения реальному времени, возможно, если получить соответствующую информацию у лица, которое обслуживает систему видеонаблюдения.

Под понятием приведенного времени, эксперты определили системное время камеры № 10014, к которому добавлялось 28 секунд.

Это устанавливают и эксперты ФСБ и эксперты ЭКЦ МВД. Эксперты обеих этих организаций говорят о том, что разница между камерой 10014 и гостиницей «Националь» составляет 28 секунд.

Эту разницу эксперты установили следующим образом страница 14 заключения): «Так ка для всех фрагментов камеры №10014 системное сремя едино, то правомерно утверждать, что в камере № 10014(АВ-1) взрыв зафиксирован в 17?58:15, согласно её системному времени.

…в камере гостиницы «Националь» (АВ-2) взрыв был в 17:58:43, согласно её системному времени.

Следовательно, разница между системным временем камеры № 10014 (АВ-1) и камеры гостиницы «Националь» (АВ-2) 27. 12 .2007 года составила 17:58:43-17:58:15=00:00:28 или 28 секунд».

При этом, в связи с тем, что видеозапись с камеры с гостиницы «Националь» (АВ-2) является непрерывной в отличие от видеозаписи с камеры № 10014 (АВ-1), то экспертами при синхронизации за основу было принято системное время с камеры гостиницы «Националь» (АВ-2).

Таким образом, из заключения экспертов следует:

во-первых, в связи с тем, что запись с камеры с гостиницы «Националь» (АВ-2) является непрерывной, то отображенное на ней системное время необходимо брать за основу при установлении событий. Это первое;

во-вторых, для того чтобы определить соответствие системного времени реальному времени, необходимо установить имелись ли ошибки при установке и корректировке системного времени лицом, которое обслуживает систему видеонаблюдения;

и в третьих, разница между системным временем камеры № 10014 (АВ-1) и камеры гостиницы «Националь» (АВ-2) 27 декабря 2007 года составляла 28 секунд.

Несмотря на важность определения соответствия реальному времени системного времени, которое отображено на этих видеозаписях органы предварительного расследования и представитель Государственного обвинения в судебном заседании этого обстоятельства не установили.

Мы слушали про Русина, про Лещинского, но не про вот эти важные обстоятельства.

Необходимо обратить внимание, что приговор в отношении Белоусова, он был отменен судом надзорной инстанции, в том числе и на том основании, что не было установлено точное время закладки взрывного устройства.

В связи с тем, что органы предварительного расследования и представитель Государственного обвинения этими вопросами не интересовались, то защита направила в гостиницу «Националь» запрос и спросила, имеется расхождение на камере гостиницы «Националь» выставленного времени с реальным временем. Это было важно, так как я уже сказала, что эксперты сказали, что для установления соответствия системного времени реальному времени необходимо какое-либо мнение того лица, которое, собственно говоря, эту камеру и обслуживает. И нами был получен ответ из гостиницы «Националь», который приобщен к материалам уголовного дела и является доказательством. Это том 11 л.д. 100. Из ответа Генерального директора гостиницы «Националь» следует, что время, отраженное на видеозаписях с камер слежения наружного видеонаблюдения соответствует точному московскому времени с допустимой разницей согласно техническим характеристикам оборудования « +» (плюс) или «—» (минус) 10 секунд. От реального времени.

Таким образом, из ответа генерального директора гостиницы «Националь» следует, что время, отраженное на видеозаписях с камер видеонаблюдения фактически соответствует реальному времени, так как отставание или опережение реального времени на 10 секунд не является существенным для установления обстоятельств по делу Белоусова.

Исходя из вывода экспертов, как я уже сказала определить соответствие системного времени реальному времени, возможно, только с помощью организации или лица, которое обслуживает систему видеонаблюдения, ответ из гостиницы «Националь» имеет важнейшее значение для дела, так как позволяет определить соответствие реальному времени системного времени, которое было отражено на видеозаписи с камеры гостиницы «Националь» 27 декабря 2007 года.

В частности, так как установлено, что время, отраженное на видеозаписи с камеры гостиницы «Националь» отстает или опережает реальное время на 10 секунд, то для определения реального времени необходимо к системному времени камеры гостиницы «Нациоанль» прибавить или отнять 10 секунд.

Например, как было установлено экспертами, на видеозаписи с камеры гостиницы «Националь» взрыв был зафиксирован в 17:58:43, согласно её системному времени.

Таким образом, реальное время взрыва составляет с учетом тех сведений, которые представили из гостиницы «Нациоаналь» либо 17:58:33 (минус 10 сек), либо 17:58:53 (плюс 10 сек).

В связи с тем, что экспертами было установлено, что системное время, отраженное камерой № 10014 отстает от системного времени камеры гостиницы «Националь» на 28 секунд, с учетом того, что время камеры гостиницы «Националь» отличается от реального времени + или — 10 секунд, то для того чтобы определить реальное время для камеры № 10014 надо от приведенного времени камеры № 10014 ( а это системное время камеры № 10014 плюс 28 секунд) либо отнять10 секунд, либо прибавить 10 секунд.

При таких обстоятельствах, можно с уверенностью утверждать, что время, отраженное на камере № 10014 также фактически соответствует точному времени, так как отличается от него всего на несколько секунд.

Факт соответствия реальному времени, времени камеры № 10014 подтверждается также следующими доказательствами.

Экспертами Института криминалистики ФСБ установлено, что на видеозаписи с гостиницы «Националь» взрыв зафиксирован, как я уже сказала, в 17 часов 58 минут 43 секунды, на видеозаписи с камеры № 10014 взрыв зафиксирован в 17 часов 58 минут 15 секунд.

Из протокола осмотра видеозаписей с камер наружного видеонаблюдения с ТК «Охотный ряд» , и мы сегодня просматривали эту видеозапись, следует, что камера, установленная слева от входа в ТЦ «Охотный ряд» в 17 часов 58 минут 01 секунды зафиксировала, как «люди, находящиеся у входа в ТЦ «Охотный ряд» хватаются за головы. Из ТЦ выбегают люди». Камера, установленная справа от входа в ТЦ «Охотный ряд» зафиксировала, как 17 часов 58 минут 01 секунду «происходит резкое затемнение изображения, которое исчезает в 17 часов 58 минут 02 секунды, с указанного времени люди, находящиеся у входа в ТЦ «Охотный ряд» хватаются за головы, из торгового центра выбегают люди».

Таким образом, из описанных событий можно сделать вывод, что камеры наружного видеонаблюдения, установленные над входом в ТК «Охотный ряд» в 17 часов 58 минут 01 секунду зафиксировали момент подрыва фонарного столба по системному времени указанных видеокамер.

Из приведенных данных следует, что системное время трех разных серверов, это камеры № 10014, ТК «Охотный ряд» и г-цы «Националь» отличаются друг от друга исключительно на секунды. Как я уже сказала, 17:58:15, 17:58:01, 17:58:43 соответственно.

Совершенно очевидно, что если три разных сервера отображают одни и те же события в одно и то же время, то это означает, что именно в это время события и произошли, так ка три разных и независимых друг от друга сервера не могу ошибаться.

Изложенное красноречиво подтверждает факт соответствия реальному времени того времени, которое отображено на камере № 10014, так как это время подтверждается камерами с других и независимых друг от друга серверов.

Проведенные факты опровергают показания специалиста Лыскова, который в судебном заседании подтвердил свои показания, которые он дал в ходе судебного заседания в 2009 году. Согласно этим показаниям, которые озвучил представитель Государственного обвинения, время, которое выставлено на камере №10014 могло иметь погрешность в 2-3 минуты, как в сторону отставания, так и в сторону опережения.

Как было указано выше, время, отображенное на видеокамере № 10014, соответствовало реальному времени, а показания Лыскова опровергаются имеющимися доказательствами.

Также необходимо отметить, что из оглашенных в ходе судебного заседания показаний специалиста Лыскова следует, что синхронизация времени на камере № 10014 проводилась один раз в сутки.

При таких обстоятельствах, когда синхронизация проводилась один раз в сутки, погрешность на часах не могла составлять 2-3 минуты.

Подобный вывод защита сделала на основании технических характеристик электронно-кварцевых часов.

Из заключения экспертов Института криминалистики ЦСТ ФСБ России №8/34-13 следует, что «под понятием «время» подразумевается «системное время», то есть время электронно-кварцевых часов видеорегистратора системы видеонаблюдения». Из приведенной цитаты, очевидно, что система видеорегистратора оснащена именно электронно-кварцевыми часами.

В связи с этим защита тоже не поленилась и направила запрос в ООО «Полет-Хронос», это Первый московский часовой завод, с тем, чтобы они разъяснили, что такое электронно-кварцевые часы, и насколько эти самые электронно-кварцевые часы могут отставать или опережать и какая их стандартная точность хода с учетом имеющихся механизмов.

Из этого ответа следует, что стандартная точность хода для электронно-кварцевых часов даже среднего класса составляет +/- 0,5 секунды в сутки.

Это вообще мизерная погрешность. Поэтому, в том случае (как говорит Лысков 1 раз в сутки проверялась погрешность камеры № 10014) и с учетом того, что весь механизм электронно-кварцевых часов устроен так, что он может убегать или отставать только на 0,5 секунды в сутки, то такая погрешность в 2-3 минуты никак не могла возникнуть с точки зрения работы электронно-кварцевых часов и их механизмов, и сточки зрения математики.

Для возникновения такого расхождения с реальным временем, такое могло быть только в том случае, если камера эта не синхронизировалась 360 дней подряд.

Но, как сказал сам Лысков, 1 раз в сутки эта самая синхронизация проводилась.

Более того, специалист Лысков вообще не может быть специалистом по этой самой камер № 10014 и давать какие-либо пояснения относительно отставания, опережения и соответствия реальному времени, потому что он сам начал работать в ООО «Консалт-Сервис» только с июня 2008 года (том 4 л.д. 64), поэтому он не может быть осведомлен о том, как эта камера работала в декабре 2007 года.

Более того, Лысков показал, что компания «Консалт-Сервис» занималась обслуживанием камеры наружного видеонаблюдения с 1 января 2008 года, никак не в декабре 2007 года, и в соответствии с государственным контрактом с заказчиком Управлением информатизации города Москвы.

Из ответа, который был получен защитой из Управления информатизации города Москвы, следует, что эта видеокамера в рамках этого Государственного контракта не обслуживалась и не эксплуатировалась, поэтому показания Лыскова не могут рассматриваться в качестве доказательств, потому что он не может говорить ничего про эту камеру, так как

А. он сам не работал в ООО «Консалт-Сервис» в декабре 2007 года;

Б. ООО «Консалт-Сервис» начало обслуживать эту камеру с 1 января 2008 года;
В. И, с точки зрения ответа из Управления информатизации города Москвы, в рамках указанного Лысковым контракта эта камера не обслуживалась.

Так как он (Лысков) её не обслуживал и почему он дает по ней показания совершенно непонятно.

Все это я долго говорю исключительно для того, чтобы доказать, что время, которое выставлено на камере № 10014 , оно соответствует реальному времени, потому как это является одним из главных доказательств невиновности Белоусова.

Из видеозаписи, мы это видели, люди, которые находятся возле столба, они находились возле столба в 16 часов 17 минут по 16 часов 23 минуты, а с точки зрения других доказательств, а именно, из доказательств, которое было также оглашено стороной обвинения, а это данные прохода в метро, Белоусов уже с 16 часов 21 минуту 18 секунд находился в метро на станции «Охотный ряд». Таким образом он (Белоусов) никак не мог находиться возле этого столба в 16 часов 23 минуты. И, как я уже сказала, показания специалиста Лыскова о том, что время этой видеокамеры (№10014) может расходиться на 2-3 минуты, это утверждение опровергается другими доказательствами, и я объяснила какими.

И еще, на мой взгляд, из важных доказательств того, что время на видеозаписи никоим образом не расходилось с реальным временем и еще и вот такой факт, на мой взгляд, очень важный.

Для доказательства этого факта необходимо сделать две вещи:

1. проследить маршрут, по которому отходили от фонарного столба два неизвестных лица и зафиксировать время их нахождения у того или иного объекта на Манежной площади;

2. рассмотреть возможные варианты погрешности времени на часах видеокамеры № 10014.

Эксперты ФСБ установили, и это, в принципе, нам сегодня продемонстрировал представитель Государственного обвинения, что в 16 часов 23 минуты 13 секунд Объекты подходят к лестнице ведущей вниз с верхнего пандуса ТК «Охотный ряд». Т.е. Это зафиксировано в 16:23:13, люди отходят от столба и подходят к лестнице ведущей вниз с верхнего пандуса. В Таблице № 35, которая является приложением к экспертизе, приведены синхронизированные кадры камеры гостиницы «Националь» и камеры № 10014, в которой зафиксировано местоположение Объектов 1 и 2 в 16:23:13, а также, кстати, демонстрируется наличие при них сумки.

Далее эти два неизвестных лица или Объекты 1 и 2, как они обозначены у экспертов ФСБ были зафиксированы камерой 10014 в момент нахождения у нижнего края лестницы, объекты спустились с лестницы и далее они зафиксированы идущими по направлению гостиницы «Москва». Таблица № 36 ( том 9 л.д. 123)

Экспертами установлено, что нахождение Объектов 1 и 2 у нижней части лестницы соответствует момент, представленный в АВ-2 («Националь») кадром со значением системного времени 16:23:19. В свою очередь, момент нахождения Объектов у фонаря, расположенном на пути по направлению к гостинице «Москва» на нижней части Манежной площади, представлен в АВ-2 («Националь») кадром со значением системного времени 16:23:33. (том 9 л.д. 76 ; том 9 л.д. 123, 125 )

Это системное время камеры гостиницы «Националь» соответствует системному времени камеры № 10014 16 часов 23 минуты 05 секунд ( 16:23:33- 28 секунд=16:23:05)

Таким образом, по системному времени камеры № 10014 Объекты 1 и 2 в 16: 23: 05 находятся на нижнем Манеже, время указано по системному времени камеры № 10014.

От этого времени защита и отталкивается в дальнейших своих рассуждениях 16:23:05.

Учитывая тот факт, что стороной обвинения так и не было представлено однозначных доказательств наличия погрешности на часах камеры № 10014, а было высказано лишь предположение, что погрешность в 2 — 3 минуты могла иметь место, как в сторону опережения, так и в сторону отставания, появляется необходимость рассмотреть два варианта времени, с учетом предполагаемой погрешности, как в сторону отставания, так и в сторону опережения от реального московского времени.

Если согласится с позицией стороны обвинения, относительно того, что время, зафиксированное на камере № 10014 не соответствовало реальному времени и могло иметь погрешность в 2-3 минуты, то путем простых математических подсчетов получается следующая картина:

Вариант 1 — часы на видеокамере № 10014 отставали.

Вариант 2 — часы на видеокамере № 10014 спешили.

Вариант 1. (часы на видеокамере № 10014 отставали от реального времени, или реальное московское время опережает время, указанное на видеозаписи)

Предположим, что время на видеозаписи с камеры 10014 указано неправильно и часы на видеокамере отстают от реального времени на 2—3 минуты, то для вычисления реального времени к времени указанному на видеозаписи следует прибавить 2 -3 минуты. Для этого необходимо к указанному времени 16:23:05 прибавить 2 минуты и 3 минуты. (16:23:05+2 мин=16:25:05;  16:23:05+3 минуты=16:26:05)

 Следовательно, при условии, если часы на камере № 10014 отстают, то, соответственно, эти люди, которыми, якобы, являются Белоусов и Скляр, на нижнем Манеже находились в 16:25:05  или 16:26:05 реального московского времени.

Таким образом, это обеспечивает Белоусову неоспоримое алиби, так как я уже сказала, что материалами дела установлено, что Белоусов прошел через валидатор станции метро «Охотный ряд» в 16: 21: 18. ( том 1 л.д. 248) Соответственно в 16:25:05 он (Белоусов) никак не мог находиться на Манеже.

При таких обстоятельствах, кстати, и Скляр не мог там находиться, потому что, как Скляр говорит, они были рядом.

Вариант  2.  (часы на видеокамере  спешили, т. е. опережали реальное время или реальное московское время отставало от времени на видеозаписи камеры № 10014 )

 

Предположим, что время на видеозаписи было неправильное и часы на камере 10014 спешили на 2-3 минуты, тогда 16 часов 23 минуты 05 секунд — время нахождения двух лиц на нижнем Манеже, превращается 16:21:05 , при условии, что часы на видеокамере спешили на 2 минуты и 16:20: 05, при условии, что часы на видеокамере спешили на три минуты (16:23:05-2 минуты=16:21:05;   16:23:05- 3 минуты=16:21:05) 

При таких обстоятельствах у Белоусова  в варианте, что часы спешили на 2 минуты остается  13 секунды, чтобы дойти до валидатора станции метро «Охотный ряд», что представляется невероятным.

При условии, что часы спешили на 3 минуты, у Белоусова остается 1 минута  13 секунды, чтобы дойти до валидатора станции метро «Охотный ряд».

Этот вариант, конечно, устраивает сторону обвинения, хотя, я сейчас за обвинение говорю. Эти расчеты должна была представить сама прокурор. Ну, ладно. Вроде как этот вариант стороне обвинения подходит.

НО, здесь в ход идет другое доказательство, которое имеется в материалах дела, а именно, и об этом говорила сама представитель Государственного обвинения и огласила эту бумагу в ходе судебного разбирательства. А именно ответ из ГУП «Моссвет» (том 10 л.д. 224). Из этого ответа следует, что 27 декабря 2007 года фонари на Манежной площади зажглись в 16 часов 14 минут по московскому времени.

На основании этого документа и на основании видеозаписи защита очень легко доказывает, что часы на видеокамере № 10014 не имели погрешности вообще, а тем более в 2 — 3 и более минут.

Для этого, во-первых, необходимо обратиться к видеозаписям, и сегодня любезно показывал нам представитель Государственного обвинения второй раз, а именно с камеры № 10014. И есть еще для наглядности таблица, которая приобщена экспертами к экспертному заключению. Это таблица № 14. (том 9 л.д. 101)

В этой таблице и на видеозаписи видно, когда фонари на Манежной площади горят.

При просмотре видеозаписи в ходе судебного заседания было видно, что сначала камера направлена на Тверскую улицу, а затем она делает поворот и показывает Манежную площадь. Мы это с вами сегодня неоднократно видели. И мы видели, что когда камера делает поворот, то время, отмеченное на этой видеокамере 16 часов 15 минут 36 секунд, при этом отчетливо видно, что фонари на Манежной площади уже горят. И я обращала внимание, Ваша Честь, на это обстоятельство.

Как уже было отмечено, сторону обвинения устраивает только один вариант, когда часы на видеокамере спешили, и опережали реальное московское время на 2 или 3 минуты.

При таких обстоятельствах получается, что 16 часов 15 минут 36 секунд, это тот самый момент, когда камера начинает показывать Манежную площадь, по предположению стороны обвинения, если считать, что часы на камере спешили на 2-3 минуты, нужно считать как 16 часов 13 минут 36 секунд при погрешности в 2 минуты, а при погрешности в 3 минуты 16 часов 12 минут 36 секунд.

Если бы это было так, то тогда, Ваша Честь, фонари бы на Манежной площади еще не горели, потому что, как я уже сказала, согласно ответу из ГУП «Моссвет», фонари зажигаются в 16 часов 14 минут, а как мы с вами видим, когда эта камера повернулась, то фонари уже горели. Таким образом получается, что если время на часах видеокамеры имело погрешность в 2-3 минуты в сторону опережения, то, как я уже сказала, фонари гореть не должны, а они горят.

Следовательно, горящие фонари на видеозаписи и на фотографии в Таблице № 14 доказывают, ни с какой-то долей вероятности, а со 100% уверенностью, отсутствие погрешности в 2-3 минуты на часах видеокамеры № 10014 именно 27 декабря 2007 года.

Далее. Из заключения экспертов следует, что первые лица (Объекты 1 и 2), которые были запечатлены у места закладки СВУ, начали достоверно выявляться в видеозаписи с камеры гостиницы «Националь» с 16 часов 17 минут 04 секунд. Эксперты наблюдали за Объектами 1 и 2 вплоть до 16:24:12, когда они направились, кстати, в сторону Исторического музея, и это очень подробно описывается в заключении экспертов ФСБ, а не в метро «Охотный ряд», как нам рассказывает Скляр.

Как уже было сказано, всё это я очень долго рассказываю только для того, чтобы доказать, что это не является Белоусов, который, с точки зрения материалов дела, в 16 часов 21 минуту, 18 секунд уже находился на станции метро «Охотный ряд».

Для того, чтобы определить реальное время, отображенное на камере № 10014 необходимо, как я уже говорила, от приведенного времени либо отнять 10 секунд, либо прибавить 10 секунд.

Таким образом, можно констатировать, что Объект 1 и 2, один из которых, по версии следствия является Белоусов, заложивший взрывное устройство, были в поле зрения камер № 10014 и гостиницы «Националь» 27 декабря 2007 года либо до 16 часов 24 минут 2 секунд, либо до 16 часов 24 минут 22 секунд, когда они направлялись в сторону Исторического музея.

А это означает только одно, что это не Белоусов, потому, как я уже сказала, в это время он находился уже в метро. И это, что самое интересное, доказывается не только валидаторами (момент нахождения его в метро) но еще и биллингом, который, как я уже сказала, опять же любезно огласила представитель Государственного обвинения. Биллинг Белоусова имеется в томе 1 на л.д. 255-275. Согласно биллингу с 16 часов 23 минут 20 секунд до 16 часов 25 минут 25 секунд Белоусов находился на станции метро «Охотный ряд».

Более того, для того, чтобы нам уже не сказали, что и время на телефоне опережает или отстает от реального времени, защита сделала запрос в ОАО «Центральный телеграф», который являлся сотовым оператором абонента Белоусова, и был получен ответ, что «в детализации мобильных соединений абонентов возможны кратковременные расхождения (с точным московским временем) только в период авто-перехода с летнего на зимнее время и обратно, в остальные периоды расхождений быть не может».

В 2007 году, это тоже нужно было защите посмотреть, а почему-то не стороне обвинения, переход на зимнее время был в ночь на 28 октября 2007 года. Таким образом, сточки зрения ответа сотового оператора «Центральный телеграф» 27 декабря 2007 года никаких расхождений с реальным временем времени фиксации соединений абонентов не могло быть.

Таким образом, вот это вот все очень долго я говорю о том, чтобы доказать, что время, которое отображено на камере № 10014 и время, которое отображено на камере гостиницы «Националь», они соответствуют реальному времени, а это означает, что время, выставленное на этих камерах, оно полностью доказывает алиби Белоусова, потому что 100% установлено, что Белоусов находился в метро с 16 часов 21 минуты 18 секунд и в 16 часов 23 минуты (телефонный звонок) тоже находился в метро. А с точки зрения видеозаписи, люди, которые находились у фонарного столба, их маршрут движения прослеживают эксперты до 16 часов 24 минут, т.е. тогда, когда Белоусов уже находился в метро.

С тем чтобы нам потом не сказали, что время и в метро тоже не соответствует реальному времени, защита это тоже предусмотрела запрос в ОАО «МТС». Объясню для чего.

Дело в том, что из материалов дела следует, что свидетель Скляр, который был вместе с Белоусовым он прошел через валидатор метро «Охотный ряд» в 16 часов 21 минуту 20 секунд. Также из материалов уголовного дела следует, что согласно биллингу телефонных соединений Скляра, на его номер телефона 27 декабря 2007 года в 16:21:15 и в 16:21:24 приходили СМС, при этом из биллинга следует, что Скляр находился в это время на станции метро «Охотный ряд».

Таким образом, в материалах дела четко установлено, что 27 декабря 2007 года 16:21:15 на телефон Скляра поступило СМС, в 16:21:20 Скляр прошел через валидатор станции метро «Охотный ряд», а в 16:21:24 на телефон Скляра вновь поступило СМС.

Из приведенных фактов очевидно, что 27 декабря 2007 года Скляр прошел в метро «Охотный ряд» в промежуток времени между получением на свой мобильный телефон двух СМС.

Как я уже сказала, мы обратились в ОАО «МТС» и ОАО «МТС», сказало, что то время, которое они отображают на своих распечатках телефонных переговоров, соответствует реальному времени, потому что у них имеется специальная система синхронизации система точного времени и проводится постоянная корректировка системы точного времени.

В связи с этим, совершенно очевидно, что время, отображенное на валидаторах метро 27 декабря 2007 года, не может не соответствовать реальному времени, так как невозможно себе даже представить такую ситуацию, чтобы время на валидаторе метро не соответствовало реальному времени, а время за 5 секунд до ввлидатора и через 4 секунды после валидатора этому реальному времени соответствует.

Таким образом, СМС Скляра они тоже полностью оправдывают Белоусова,так как доказывают, что время на валидаторе соответствуют точному московскому времени. Таким образом, если Белоусов прошел через этот валидатор в 16 часов 21 минуту 18 секунд, то он никак не мог находиться в это же самое время возле столба в тот период, который обвинение считает временем закладки СВУ.

Таким образом, я полагаю, что все выше сказанное мной, говорит о том, что в деле имеются неопровержимые доказательства невиновности Белоусова.

Есть две видеозаписи, камеры № 10014 и камеры гостиницы «Националь», которые зафиксировали нахождение людей возле столба и главное, что они зафиксировали время нахождения людей возле столба. Я считаю, что защита достаточно убедительно продемонстрировала, почему время, которое отображено на этих видеозаписях соответствует реальному времени, и также имеются доказательства правильности времени, когда Белоусов прошел в метро «Охотный ряд». Эти доказательств говорят о том, что возле столба находился вовсе не Белоусов.

Помимо этого имеются и другие доказательства, которые свидетельствуют о том, что в это время, которое обвинение считает закладкой взрывного устройства, эта закладка вовсе не происходила. Я не понимаю, почему обвинение считает, что именно в это время происходила закладка взрывного устройства. Это уже до кучи, как мне кажется, необходимо привести доказательства.

Опять же в заключении экспертов ФСБ достаточно подробно указано, что «…в 16 часов 17 минут 23 секунды наиболее вероятно, что Объект 1 разместил сумку на поверхности постамента вблизи вершины угла 3».

При этом из экспертизы следует, что взрыв произошел вблизи угла 1 постамента, а заложить взрывное устройство мог только тот человек, который вплотную приближался к углу 1. В экспертизе достаточно подробно указано. Где эта вершина 3 и где вершина 1.

Далее в экспертизе указано: «Таким образом, Объекты 1 и 2, разместившие в 16:17:23 сумку на постаменте, в 16:23:03 сняли её и направились в сторону той же лестницы, по которой, вероятно, ранее поднялись на площадку с фонарями. Таким образом, время их пребывания у фонаря составило 5 минут 40 секунд.

В отдельных кадрах видеозаписи с гостиницы «Националь», отвечающих начальному периоду их возвращения. Устойчиво наблюдаются отображения сумки.

В таблице № 35 приведены синхронизированные кадры из видеозаписи с камеры гостиницы «Националь» и камеры № 10014, в которых зафиксировано местоположение Объектов 1 и 2 в 16:23:13, а также демонстрируется наличие при них сумки.

Необходимо отметить, что отображение светлой сумки и даже её незначительных по размеру частей за счет контраста легко выявляются на преимущественно темном фоне рассмотренных выше фрагментах.

По данным раздела 2.2 заключения эксперта №12/11178 от 14.01.2008г. (взрывотехническая экспертиза) объем только разрывного заряда ВУ составлял около 1800см.3 Кроме того, оно, как следует из постановления о назначении данной экспертизы, было завернуто в полиэтиленовый пакет белого цвета.

Если бы предмет такого объема и цвета был оставлен Объектами 1 и 2 вблизи угла 1 постамента, то (по аналогии с отображениями сумки) его отображения должны были наблюдаться на видеозаписи с камеры № 10014, в виде максимально светлой детали на темной поверхности постамента.

Однако, как следует из рисунков в Таблицах 35 и 36, на постаменте после того как от него отошли Объекты 1 и 2, отсутствую отображения каких-либо предметов…

Кроме того, следует отметить, что на видеозаписи с камеры № 10014 не запечатлены такие действия Объектов 1 и 2, которые можно интерпретировать, как действия по закладке ВУ на поверхности постамента фонаря».

Таким образом, из выводов экспертов следует:

  1. Объекты 1 и 2 подошли к постаменту фонарного столба с сумкой и ушли от постамента с этой же сумкой;

  2. Объекты 1 и 2 размещали сумку не у того угла постамента фонарного столба, где в последствии произошел взрыв;

  3. В том случае, если бы Объекты 1 и 2 на постаменте фонарного столба оставили предмет сопоставимый по размеру с ВУ, то его отображения должны были бы наблюдаться камерами видеонаблюдения;

  4. На видеозаписях отсутствуют такие действия Объектов 1 и 2, которые можно интерпретировать как действия по закладке ВУ.

Перечисленные выводы экспертов в совокупности свидетельствуют о том, что закладка ВУ 27 декабря 2007 года происходила не в то время, которое следствие считает временем закладки , так как лица, которые в это время подходили к столбу не оставили никаких предметов на постаменте столба и не производили никакие действия, которые можно было идентифицировать как действия по закладке взрывного устройства.

Кроме того, представляется сомнительным, что лица, которые осуществляли это действие в течении 5 минут 40 секунд. совершенно очевидно, что лица, которые осуществляли закладку ВУ, сделали это за очень короткое время, чтобы не привлекать к себе внимание.

Таким образом, выводы экспертов, приведенные выше, свидетельствуют о непричастности Белоусова к вмененным преступлениям, в связи с чем, он подлежит оправданию.

Как уже неоднократно было отмечено, органы следствия считают, что взрывное устройство было заложено у фонарного столба с 16 часов 17 минут до 16 часов 23 минуты.

Но, как я уже неоднократно говорила, эксперты ФСБ выявили, что после 16 часов 17 минут – 16 часов 23 минут до момента взрыва к столбу подходили еще 9 человек, и это достаточно подробно описано в экспертизе.

Подходили люди в 16:25:48, в 16:33:48, в 17:34:29, в 17:35:24, в 17:36:42 и, на мой взгляд, самое интересное, это с 17:52:53 по17:52:58 также подходил человек.

Таким образом, из заключения экспертов следует, что взрывное устройство имели возможность заложить те 9 человек, которые после Объектов 1 и 2 подходили к столбу 27 декабря 2007 года, а один из этих девяти, а именно Объект 11, подходил к столбу непосредственно перед взрывом, а именно за 5 минут до взрыва.

Однако, как нам пояснили сегодня свидетели, которые были представлены стороной обвинения сегодня, а именно оперативники, этих 9 человек никто не устанавливал. Нам рассказывали о том, как копались в деятельности Белоусова, но именно действия по установлению всех лиц, которые подходили к столбу, эти люди, к сожалению, не проводили.

Более того, имеющиеся в деле доказательства и простой здравый смысл позволяют утверждать защите, что закладка взрывного устройства была осуществлена 27 декабря 2007 года с 17:52:58 по 17:52:58 лицом, который в заключении экспертов обозначен как Объект 11, и который подходил к месту взрыва последним.

Подобный вывод основан на анализе следующих доказательств:

Из заключения специалиста Подколзина С.А. № 282 от 18 марта 2013 года, которое приобщено к материалам уголовного дела, следует, что непосредственно перед взрывом 27 декабря 2007 года в 16:52:33 к Манежной площади подъехал светлый джип, который специалист отметил под номером 11 (том 7 л.д 153-164)

Здесь я хотела бы немножечко отвлечься на то, что сказал представитель Государственного обвинения. Представитель Государственного обвинения задавал свидетелю Ваничкину вопрос, устанавливались ли какие-либо машины, которые могли участвовать в этом преступлении. И Ваничкин нам бодро начал рапортовать относительно джипа, на котором ездил Коротких. Это, конечно, очень интересная информация, но, во-первых, джип Коротких черного цвета, а тот джип, о котором мы говорим он светлого цвета, серебристого цвета, поэтому он никакого отношения к джипу Коротких не имеет, который вообще не устанавливался свидетелями, и ничего о джипе светлого цвета они не говорили.

Более того, джип Коротких, нам тоже представитель Государственного обвинения зачитала доказательства, которые были получены системой «Поток», и из этих доказательств следует, что джип Коротких не наблюдался в Москве с ноября 2007 года по январь 2008 года. Я не знаю, почему говорят про этот джип, он никоим образом не проявился в нашем деле.

А вот джип серебристый, он никоим образом не устанавливался и никакие действия по установлению этого джипа, как нам пояснили свидетели, они не проводили, хотя, как я уже сказала, достаточно легко было это сделать с помощью той же самой системы «Поток».

И как следует из показаний и из заключения специалиста Подколзина, именно этот джип уехал раньше всех других машин, которые были припаркованы на Манежной площади, а именно через 43 секунды после взрыва. При этом специалист в заключении отметил: «Наиболее быстро после взрыва отъехала машина под номером 11 (светлый джип, припаркованный во втором ряду). Он отъехал в 17:59:26. В 17:59:34 он остановился во втором ряду рядом с машинами № 4 и 5, в 17:59:42 снова тронулся, в 17:59:46 остановился снова левее машины под номером 1. Далее к этой машине подошли два человека в темной одежде и сели в машину в переднюю правую и заднюю правую двери. В 18:00:08 машина окончательно уехала».

Представитель Государственного обвинения сетовала и показывала, Ваша Честь, Вам, вот, что на видеозаписи с камеры № 10014 никакого светлого джипа она не видит. Ну и понятно, что она его там не может увидеть, потому что, как вы совершенно верно отметили, камера 10014, та видеозапись, которую мы имеем в материалах дела, она заканчивается на 17 часов 58 минут 43 секунды, а джип начал движение в 59 минут 26 секунд, и поэтому на камере 10014 его, к сожалению, не видно. Это уже вопрос к вашим свидетелям (обращается к Государственному обвинителю), которые её обрезали эту видеозапись и потом строили все обвинение на этой обрезанной видеозаписи, делая вид, что никто более к столбу не подходил, но камера с гостиницы «Националь» этот джип увидела и зафиксировала время его движения.

Таким образом, из заключения специалиста Подколзина и записи с камеры гостиницы «Националь», которая просмотрена в судебном заседании, следует, что светлый джип подъехал к Манежной площади за 5 минут 50 секунд до взрыва и через несколько секунд после взрыва начал движение в сторону гостиницы «Москва» где в машину сели два человека.

Из заключения экспертов от 27 ноября 2007 год 2013 года следует, что « в 17:52:44 из-за стеклянного купола на крыше торгового центра к правой стороне постамента начали приближаться Объекты 11 и 12. Объект 11 продолжил перемещаться к фонарю и с 17:52:52 его отображение наблюдается за отображением постамента.

В 17:52:54 отображение Объекта 11 скрывается за отображением фонарного столба. Однако уже в 17:52:55 оно частично вновь начинает наблюдаться правее отображения фонарного столба.

Объект 12 все это время находился на месте.

К 17:53:01 Объект 11 практически вышел из-за постамента, и, видимо, вплотную приблизился к Объекту 12, все еще продолжавшему находиться на месте. Взаиморасположение их отображений в период с 17:53:01 по 17:53:03 может свидетельствовать о паузе в их перемещениях, связанной, вероятно, с общением.

С 17:53:04 Объекты 11 и 12 начали передвигаться перед постаментом в сторону Тверской улицы.

Достоверно их отображение выявляются в 17:53:12, при этом местоположение последних, указывает на то же направление их совместного перемещения в сторону Тверской улицы.

Таким образом, можно констатировать, что Объект 11 приблизительно с 17:52:53 по 17:52:58 мог находиться у места закладки ВУ».

Из приведенных доказательств, в их совокупности, следует, что Объект 11 и 12 были отмечены экспертами Института Криминалистики и специальной техники ФСБ РФ в том месте (стеклянный купол торгового центра) и в то время (17:52:44), которые позволяют предполагать, что именно Объект 11 и 12 могли выйти из светлого джипа, который в 17:52:33 подъехал к месту, приближенному к стеклянному куполу и в 17:52:44 Объекты 11 и 12 могли выходить из-за стеклянного купола на крыше торгового центра.

Подобный вывод подтверждается и тем фактом, что согласно заключению экспертов Объекты 11 и 12 от столба направились в сторону Тверской улицы, а согласно заключению специалиста светлый джип забрал двух людей именно в том месте, в направлении которого, согласно заключению экспертов, направились Объекты 11 и 12.

Кроме того, из заключения специалиста Подколзина от 17 мая 2013 года следует, что 17:52:52 один из людей, которые подошли к столбу в 17:52:49, вплотную подошел к стороне 3 бетонного основания.

При этом, из приведенной в заключении фотографии видно, что стороной 3 бетонного основания столба является именно та сторона, на которую и было заложено взрывное устройство.

Таким образом, факты, которые отражены в приведенных доказательствах, а именно:

— совпадение по времени приезда светлого джипа и подхода Объектов 11 и 12 к фонарному столбу;

— нахождение Объекта 11 вплотную к тому основанию столба, на которое было заложено взрывное устройство;

— нахождение Объекта 11 возле столба непосредственно перед взрывом;

— маршрут движения Объектов 11 и 12 в направлении того места, где сразу после взрыва, светлый джип забрал двух человек и уехал от места взрыва

позволяют уверенно утверждать, что закладка взрывного устройства была произведена с 17652:53 по 17:52:58 Объектом 11, а вовсе не с 16 часов 17 минут. И что самое главное, что Белоусова к этому моменту совершенно никак невозможно притянуть, потому что, что даже как сам Ваничкин любезно нам в судебном заседании сообщил, что в это время Белоусов находился в районе метро «Площадь Ильича».

Обращаю внимание суда на то обстоятельство, что и действия этих Объектов 11 и 12, и время их подхода к столбу непосредственно перед взрывом, и нахождение их возле столба буквально несколько секунд, как раз и говорят о том, что это именно те люди, которые закладывали взрывное устройство, вовсе не те, которые 5 минут крутились около столба в 16 часов 17 минут.

И последний довод, который я хотела бы также привести, это опять же ссылка на заключение экспертов ФСБ. Из этой экспертизы следует, что «анализ экипировки Объектов 1 и 2 позволяет сделать вывод о том, что на них находилась одежда темного тона. Однако модно также утверждать, (эксперты не предполагают, а утверждают) что объекты были одеты в пальто, длина которых доходила им примерно до колен». Этот вывод основан на сравнении Объектов 1 и 2 с отображениями других людей, запечатленных на камере № 10014, так в Таблице № 41 «наглядно демонстрируется, что в отображениях Объектов 1 и 2 верхняя часть ног маскируется полами пальто, что уменьшает их длину, в отличие от отображения ног других людей, запечатленных в коротких куртках».

Таким образом, эксперты установили две вещи, что лица, которые находились у столба в период с 16:17 по 16:23 были одеты в одежду темного цвета, и второе, что эти люди были одеты в одежду, дли которой доходила им примерно до колен.

Однако тот же свидетель Скляр говорит 27 августа 2014 года уже в нашем судебном заседании, и показаниям которого сторона обвинения безоговорочно доверяет, показал, что Белоусов 27 декабря 2007 года был одет в короткую куртку светло-бежевого цвета, показания Скляра подтверждаются показаниями свидетеля Вахрамеева и Гегелева, которые были допрошены в судебном заседании. В ходе судебного заседания и Вахрамеев и Гегелев подтвердили, что Белоусов 27 декабря был одет в светлую куртку. В частности в ходе судебного заседания были оглашены показания свидетеля Вахрамеева, из показаний следует, Белоусов был одет в бежевую куртку по пояс без капюшона, куртка матерчатая на голове спортивная шапочка серого цвета, также белоусов имел при себе рюкзак. А в судебном заседании 24 ноября 2014 года Вахрамеев пояснил, что Белоусов был одет в светлую куртку светлого оттека песочного цвета, а Скляр в темную куртку типа «бомбер».

Свидетель Гегелев в судебном заседании подтвердил свои показания, которые он дал на стадии предварительного расследования. В частности из этих показаний следует, что Белоусов был одет в бежевую куртку джинсы и кроссовки бежевого цвета.

Таким образом, из показаний свидетелей, которые были с Белоусовым 27 декабря, следует, что он был одет в короткую куртку бежевого цвета.

Однако, как установили эксперты, те лица, которые подходили к столбу с 16 часов 17 минут по 16 часов 23 минуты были одеты в одежду темных тонов длиной до колена.

И этот факт, даже один, сам по себе, достаточно красноречиво о том, что у столба в это время находился вовсе не Белоусов, а какие-либо другие люди.

Таким образом, я хочу сказать, что все эти факты, которые были приведены защитой, это не просто какие-то свидетельства людей, которые сначала что-то говорят, потом отказываются. И вообще, это не показания свидетелей, которые могут что-то не так говорить или просто что-либо говорят. Это факты, которые имеются в материалах дела и которые зафиксированы документально. И от этих обстоятельств деваться уже совершенно некуда. Я полагаю, что только даже один факт соответствия времени на камере и времени прохождения в метро Белоусова, уже говорит о том, что он не виновен. Также защита, я долго тут говорила, доказала, что время на камерах и гостиницы «Националь» и 10014 соответствует реальному времени. Поэтому может быть вынесен только один приговор в отношении Белоусова, это оправдательный.

Также я хотела обратить внимание на то обстоятельства, что сторона обвинения очень много заняла нашего времени, доказывая тот факт, что Белоусов состоял в НСО. Но, вообще-то, совершенно неправильно говорит сторона обвинения, Белоусов никогда, собственно говоря, и не отказывался от того, что он состоял в этом самом НСО. Но сам факт состояния в НСО он совершенно не говорит о том, что Белоусов совершил это преступление. В этом НСО состояла еще целая куча людей, но почему-то их не обвиняют в совершении этого преступления. Очевидно, что состояние в НСО само по себе ничего не доказывает, нужны какие-либо другие доказательства, на основании которых можно прийти к однозначному выводу о виновности человека. Да, он совершил ошибку, он в судебном заседании сказал, что по молодости он пошел в эту организацию, но он воспринимал эту организацию совершенно по иному. Он считал, что это патриотическая организация, а вовсе не организация, которая совершает какое-либо насилие. Более того, мы очень много выслушали различных свидетелей, которые были из этого самого НСО, это Соловьев, «Альфа», Жмак, Дроздов, Протасов и Ушаков. И представитель Государственного обвинения, опять же любезно огласила все их показания, так уж, чтобы стопудово это было закреплено в судебном заседании, о том, что Белоусов, даже несмотря на то, что он состоял в этой организации, кстати, не официально, а неофициально, он не был членом этой организации, он никогда никого не призывал ни к каким серьезным акциям там, прямого, непрямого действия, никогда не призывал к насилию. Он наоборот, все эти свидетель говорили, он всех призывал к действиям только строго в соответствии с законом, поэтому состояние его в НСО совершенно ничего не доказывает.

Заканчивая, я бы хотела сказать только об одном. Вы, Ваша Честь, достаточно часто, не знаю какое слово сказать, ну, были недовольны защитой, как бы на нас покрикивали, в принципе, я вас понимаю, я бы тоже безумно раздражалась вообще от этого дела. Надо не нас раздражаться, потому что мы на протяжении уже нескольких лет доказываем невиновность Белоусова, а раздражаться на органы следствия и оперативников, и, возможно, на сторону Государственного обвинения, потому что судья Ковалевская предыдущий судья делала всё для того, чтобы это дело умерло на конец-то в недрах следственных органов. И главное что у следственных органов были все возможности с честью выйти из этой ситуации.

Белоусова обвиняли по ст. 222 ч.1 и ст. 213 ч.2. Ст. 222 ч.1 срок давности привлечения по этой статье истекал в декабре 2013 года, они могли прекратить за давностью и амнистировать Белоусова по ст. 213 ч. 2, и всё. Вы бы не теряли время, я бы не теряла время, представитель государственного обвинения, которому тоже уже это дело поперек горла, мы бы здесь все не собирались и не сидели. Можно было выйти из этой ситуации, но нет, следствие вцепилось в Белоусова мертвой хваткой, и, нарушая все возможные и невозможные законы, ухудшило его положение. Я полагаю, то, что сделало следствие, оно немыслимо с точки зрения закона. Но, однако, это так. Я стою здесь и уже очень длительный промежуток времени этим делом занимаюсь.

На самом начальном этапе нашей с вами встречи, а именно на предварительном слушании, я достаточно подробно изложила позицию защиты, почему следствие не могло ухудшать обвинение Белоусову. И в принципе, я считаю, что Белоусова в этой ситуации надо оправдывать, потому что он реально не виновен. Это бывает не так часто, но этот человек реально не виновен, и он подлежит оправданию, но я прекрасно понимаю, в какое положение Вас, Ваша Честь, загнали эти самые органы следствия, потому что Вам, извините за такую фамильярность, теперь за них отдуваться, потому что Вы принимаете решение, а не Государственный обвинитель, не следствие. Может быть, это выход из сложившейся ситуации, сделать ровно то, что не сделало это самое следствие. И тогда даже мы не будем никуда жаловаться, потому что уже нет сил.

А вообще я считаю, что он подлежит 100% оправданию. И все доказательства, которые имеются в деле, они ровно об этом и свидетельствуют.

Я вот попрошу приобщить свои мысли к материалам дела.