Blog

Судьям потребовалось четыре процесса, чтобы поверить в самооборону

У бывшего шахтера Николая Шаникова, обосновавшегося в небольшой владимирской деревне, не сложились отношения ни с местными жителями, ни с правоохранителями. Поэтому когда во дворе его дома прозвучал выстрел в одного из непрошенных ночных гостей, милиция с пониманием отнеслась к заявлениям, что Шаников агрессивен и даже способен стрелять в детей. Его аргументы, что он защищал семью от буйных пьяниц, не приняли во внимание, дважды райсуд признавал его виновным, а один раз прекратил дело по нереабилитирующим основаниям. Но конец у этой истории хороший: благодаря облсуду пенсионер остался невиновным.

Поздним июньским вечером 2001 года в железные ворота дачи Николая Шаникова, ковровчанина, поработавшего на шахтах в Заполярье, а после ухода на пенсию обосновавшегося в деревне Шухурдино Владимирской области, начали громко стучать. Они с женой подумали, что к ним пожаловал кто-то из соседей, полюбивших одалживать «на бутылку», и решили не открывать. Однако грохот не прекращался, и супруга Шаникова, опасаясь, что проснется их годовалый внук, открыла щеколду, и во двор ввалились двое мужчин.

Обдав женщину перегаром, они потребовали позвать хозяина. Шаников на шум вышел сам. Но не успел он произнести и слова, как получил удар по лицу, после которого на землю полетели разбитые очки, затем другой, третий. Пока один непрошенный гость избивал хозяина, другой выламывал руки его жене. Шаников, попятившись к распахнутой входной двери дома, выхватил из-за нее охотничье ружье и крикнул: «Уходите со двора!». Тогда нападавший, ухватившись за ствол ружья одной рукой, второй начал бить Шаникова по голове. И тут прогремели два выстрела: один заряд дроби попал в ногу мужчины, удерживавшего жену Шаникова, а второй, никого не задев, пришелся по воротам. Упавший, по воспоминаниям хозяев, заорал благим матом, а его напарник с истошным криком «Помогите!» бросился наутек.

Сосед Шаниковых, выскочивший из дома на звуки выстрелов, впоследствии показал в суде, что обнаружил затаившегося в придорожной канаве перепуганного, но целого и невредимого Льва Корычева, дачника из Коврова, который недавно обзавелся в Шухурдино домом. Что касается раненного в ногу Сергея Мишина, то он оказался местным. Сбежавшиеся к дому Шаниковых люди потом свидетельствовали, что хозяйка, склонившись над упавшим, крикнула мужу, чтобы он отвез его в Камешково в райбольницу. Супруги погрузили пострадавшего в свою «Оку», а Корычев после некоторых раздумий решил сопровождать своего собутыльника.

По дороге в районный центр Мишин, по словам Шаникова, предложил ему «мировую» и вариант объяснения для милиции: мол, выпивали вместе, он заинтересовался невиданным ружьем и при его осмотре ненароком выстрелил себе в ногу. Но второй участник конфликта, Корычев, не простил Шаникову пережитый испуг, и дал в Камешковском райотделе милиции показания, в соответствии с которыми они с Мишиным пришли мирно побеседовать с хозяином по поводу его конфликтов с жителями деревни, а тот ни с того, ни с сего стал палить по ним из ружья.

Трудовая рознь

С местными у Шаникова отношения и в самом деле не заладились. В то время, как шухурдинские дачники характеризовали Шаникова как бескорыстного, всегда готового прийти на помощь человека, «коренные» относились к нему плохо. Началось все с того, что Шаников подрядил двух соседей из числа местных поставить ему баню. Те охотно взялись за подработку, но начали класть сруб на глазок, отчего строение накренилось. Потом, будучи в подпитии, «мастера» прикрепили дверные петли вверх ногами и кое-как приставленная дверь упала на старшего внука хозяев. После этого хозяин не на шутку рассердился и сказал, что за брак платить не будет, надо переделывать. А по деревне пошли толки, что Шаников обманул соседей, отказывается платить им за работу. Немало недоброжелателей он нажил, когда перестал давать деньги в долг на выпивку. Их число умножилось после того, как Шаников выступил против деревенской свалки, устроенной возле его дома. Раздражало местных, как считал пенсионер, и его ухоженное, в отличие об обветшалых деревенских домов, подворье.

Особенно напряженные отношения сложились у пенсионера с местными тинейджерами, которыми верховодил сын отставного гаишника. Когда под окнами его дома по ночам начали носиться несовершеннолетние байкеры, Шаников попытался убедить их выбрать маршрут подальше от жилья, а когда его увещевания ни к чему не привели, просто перегородил проезд бетонной балкой. В другой раз он увидел, как у брошенного хозяевами дома, из которого не вывезли газовую плиту и баллон, подростки развели костер и вынудил их – от беды подальше – затушить огонь. А однажды, когда дочь Шаникова с мужем в честь 10-летия супружества запустили у дома в воздух десять петард, сидевшие у костра на опушке леса подростки, среди которых оказалась дочь Корычева, разнесли по деревне слух, что Шаников стрелял в них из ракетницы и ружья. Тогда-то Корычев после очередного возлияния на пару с Мишиным и решил с ним «разобраться».

«Мы тебя еще подловим»

В Камешковском РОВД версию Корычева приняли и водворили Шаникова в изолятор временного содержания. Вполне возможно, не без удовольствия. Дело в том, что и со стражами порядка Шаников несколько раз вступал в конфликт. Однажды, например, по словам Шаникова, на лесной дороге его «Оку» остановили вооруженные милиционеры, под стволом автомата заставили выйти из машины, положить руки на крышу автомобиля и расставить ноги. А затем обыскали и собрались изъять лежащее в салоне «Оки» ружье. А когда Шаников предъявил разрешение, пригрозили. «Мы тебя с ним еще подловим», – приводил он их слова.

Шаников в тот же день приехал к начальнику РОВД Александру Самсонову и пожаловался на действия его подчиненных, а затем для верности послал в РОВД письменное заявление, но ответа не получил. Не откликнулся главный милиционер района и на второе заявление. Свою интерпретацию того случая на лесной Самсонов изложил позднее в беседе с судебным очеркистом и писателем Игорем Гамаюновым. «Да ничего особенного, досматривали автомобиль, обнаружили заряженное ружье, сказал Самсонов. – А перевозка огнестрельного оружия в заряженном виде запрещена законом».

«Следователи уверены, что он повлияет на ход следствия»

Сразу после ночного происшествия в РОВД поступили заявления от нескольких жителей Шухурдино о том, что Шаников угрожал их детям оружием и даже стрелял в них из «ракетницы», а когда Корычев и Мишин пришли поговорить с ним, он начал стрелять. Да, соглашались следователи, время для разговора «парламентеры» выбрали неудачно, но это, мол, не оправдывает действий пенсионера-хулигана. Что касается того, что пришедшие применили к Шаникова и его жене насилие, то, как утверждал Самсонов, осматривавший при нем пенсионера медик не нашел на лице подследственного никаких следов избиения. Адвокат Шаникова, встретившийся с ним в СИЗО, правда, говорил о другом. На лице подзащитного он обнаружил несколько ссадин, однако заявление защитника проигнорировали. В синяках оказались и руки жены Шаникова, которая по совету адвоката прошла медицинское освидетельствование.

В результате Шаников стал подозреваемым и оказался в СИЗО №2 во Владимире. Следователь по делу и начальник следственного отдела не усмотрели в действиях пенсионера необходимой обороны, а в прокуратуре района без колебаний удовлетворили ходатайство следствия об аресте пенсионера. «Следователи уверены, что на свободе он повлияет на ход следствия», – так объяснял Гамаюнову причины ареста прокурор Камешковского района А.Смирнов. Однако после публикации материала Гамаюнова в «Литературной газете», где были изложена история Шаникова, прокуратура изменила пенсионеру меру пресечения на подписку о невыезде до суда. Всего под стражей он пробыл 39 суток.

«За что меня осудили? За то, что не постеснялся защитить себя и своих близких?»

Судебная часть истории Шаникова растянулось надолго. По итогам первого процесса по его делу судья Камешковского районного суда В. Виноградов признал Шаникова виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека (ст.111 УК РФ). С учетом того, что подсудимый оказал помощь потерпевшему, ему было назначено наказание в виде четырех лет лишения свободы условно. Однако Шаников и его адвокат решили добиваться полного оправдания и обжаловали приговор. «За что меня осудили? – говорилось в жалобе. – За то, что не постеснялся защитить себя и своих близких?».

Владимирский областной суд отменил приговор райсуда, а дело было направлено для дополнительного расследования с дальнейшей передачей в суд для нового рассмотрения. Но в обвинительном заключении опять остались утверждения о том, что Корычев и Мишин пришли безоружными и с намерением «поговорить», а Шаников, согласно показаниям жителей деревни, – «человек агрессивный, не раз угрожал подросткам оружием». Вновь последовал обвинительный приговор по 111-й статье (судья И. Травин лишь уменьшил Шаникову срок до трех лет условно), а пенсионер снова его успешно обжаловал.

Третий процесс закончился определением судьи райсуда Л. Салангиной, которая освободила Шаникова от уголовной ответственности. Оснований было два: совершение преступления в состоянии аффекта, вызванного насилием со стороны потерпевших, и истечение срока давности. Но и это не устроило Шаникова, который продолжил борьбу за свое право на самооборону. И, наконец, в 2003 году, когда дело вернулось на четвертый круг в райсуд, судья В. Лямина констатировала, что в действиях пенсионера отсутствует состав преступления, так как потерпевшие сами пришли в его двор в темное время суток и их действия носили провоцирующий характер, создавали угрозу супругам Шаниковым. Бывшего шахтера оправдали, а Камешковская прокуратура принесла ему официальное извинение от имени Российской Федерации» за незаконное уголовное преследование.

Post a comment