Blog

Питерские юристы выступили против объективной истины

На Сенатских чтениях раскритиковали поправки в Уголовно-процессуальный кодекс

На Сенатских чтениях в Конституционном суде (КС), посвященных проблемам совершенствования правосудия, глава комитета Госдумы по конституционному законодательству Владимир Плигин предложил ограничить поводы для рассмотрения дел в судах. А юридическая элита раскритиковала внесенные в Госдуму поправки в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) о возвращении понятия «объективная истина», которые лоббирует глава Следственного комитета (СК) Александр Бастрыкин.

Владимир Плигин, выступая на Сенатских чтениях, признал вину законодателя в том, что «в производстве находятся миллионы дел», которые в ряде случаев «не заслуживают внимания судей». Количество судей на каждые 100 тыс. жителей в РФ больше, чем в Европе, трудодень судьи составляет 24 тыс. руб., при этом суды рассматривают дела по искам на «семь копеек» при средней сумме иска 64 тыс. руб., доложил господин Плигин. «Уровень маразма выходит за всякие пределы: завести за два с половиной года 120 томов дела, чтобы вменить 2 тыс. руб.»,— привел он пример. Он рассказал, что из 32 млн завершенных в 2013 году дел оказалось невозможно исполнить 11 млн дел и обратить взыскание на сумму 1,1 трлн руб. «Это все зачем?» — возмущен «растранжириванием госсредств» депутат.

Господин Плигин признался в неисполненном «великом желании» поставить точку в судебной реформе, которая продолжается в том числе «из-за всплесков вашей активности по разоблачению законодателя». Однако юридическая элита Санкт-Петербурга более остро отреагировала на его заявление о попытке возвратить в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) категорию «объективной истины» (о критике законопроекта см. «Ъ» от 20 марта). «Это прямо противоречит принципу состязательности сторон и презумпции невиновности»,— заявил судья горсуда Санкт-Петербурга Алексей Лаков. Господин Плигин поспешил заверить, что он «не является сторонником этого понятия»: «Коллеги говорят, что нарушение элементарных законов справедливости очевидно для всех». Судью Лакова объяснение не удовлетворило: «Проект, внесенный СК (в 2012 году.— «Ъ»), подразумевал, что суд, фактически не установив эту объективную истину, будет обязан вернуть дело следствию, чтобы оно дополнительно устанавливало виновность лица. Неужели Дума всерьез рассматривает этот вопрос?» В ответ господин Плигин заявил, что СК формально не имеет права законодательной инициативы, а проект внесен депутатом Александром Ремезковым, но Дума должна «реагировать на общественное раздражение».

«Этот «троянский конь» вошел в Федеральное собрание, и уже создана рабочая группа по изменению УПК, который должна одухотворить «объективная истина». Только сумасшедший может считать, что суд должен стремиться ее установить,— поддержал коллегу советник КС, профессор Александр Смирнов.— Не попытка ли это пополнения базы обвинения и низведения полномочий суда до уголовного преследования?»

«Если концепция УПК с конструкцией объективной истины будет принята, может произойти непоправимое. Следующим шагом будет уничтожение состязательности процесса и перенос репрессивной функции на судей. Нужно создать группу с участием судей для серьезнейшей критики»,— заявил адвокат Юрий Новолодский. Господин Плигин сообщил, что рабочую группу по этой теме возглавляет полпред Совета федерации в КС Алексей Александров, и поспешил заверить, что критика «максимально приветствуется».

Завершая встречу, председатель КС Валерий Зорькин раскритиковал украинский законопроект о люстрации судей. «Суд — более хрупкое учреждение, чем роза в петербургском климате, настолько силен законодатель. Погибнет суд — погибнет правовое государство. Всем известно, что судья не несет ответственности за решение, если у него не было уголовного умысла. Но в законопроекте о люстрации говорится, что судья может быть отстранен от должности за принятие решений об ограничении прав граждан на участие в митингах или решений, которые Европейский суд по правам человека признал нарушением Европейской конвенции. Такие решения принимались и нашими судьями. Надеюсь, в нашей стране такого не произойдет»,— обеспокоен господин Зорькин.

Анна Ъ-Пушкарская, Санкт-Петербург

КоммерсантЪ

Post a comment