add_filter( ‘show_admin_bar’, ‘__return_false’ ); Овец от козлищ: профессионалов решено отделить от взяточников — ТЕСТ Русь Сидящая

Blog

Овец от козлищ: профессионалов решено отделить от взяточников

Владимир Новиков, обозреватель РАПСИ

Верховный суд (ВС) РФ во вторник принял проект постановления пленума, в котором прописана здравая мысль. Если вы – должностное лицо, и получаете от третьих лиц любое вознаграждение («деньги либо «борзыми щенками») за выполнение профессиональных обязанностей, но при этом не пользуетесь дарованными свыше властными полномочиями, такое подношение нельзя считать взяткой.

Данное разъяснение уже в этом году может способствовать частичной разгрузке региональных судов, число дел о даче и получении взятки в которых в последний год выросло в разы.

Коррупция на марше

Данные Судебного департамента при ВС РФ за 2012 год красноречиво говорят о том, что российские власти все-таки борются с коррупцией, и маховик этой борьбы даже постепенно набирает обороты.

Так, в сравнении с 2011 годом число поступивших в производство уголовных дел в областные и равные им суды (суды субъектов РФ) по первой инстанции увеличилось сразу на 38%. Причина общего статистического роста – в первую очередь, существенный рост числа дел о получении и даче взятки (статьи 290 и 291 УК РФ).  Претерпела изменения и структура поступающих в данный вид судов общей юрисдикции уголовных дел. Нет, дела об умышленных убийствах по-прежнему занимают законное первое место. А вот число дел коррупционной направленности в сравнении с позапрошлым годом выросло почти втрое – с 8,9% до 21,1%.

Наивно удивляться этой цифровой скачке. МВД РФ из года в год рапортует о росте размера собираемой с населения и бизнеса мзды. В 2012 году средняя коррупционная «температура по больнице» составила 60 тысяч рублей. Средняя же взятка среди нечистых на руку чиновников превысила 1 миллион рублей.

Но здесь надо учитывать лукавость любой статистики. Условно говоря, если сложить 99 взяток по 1000 рублей каждая с одной классической «чиновничьей», средний размер взятки составит почти 11 тысяч рублей. А эта цифра, как вы понимаете, никак не характеризует реальное состояние дел. Ведь не все сто взяточников обогатились почти на 12 тысяч, правда?

К тому же две трети всех даваемых и получаемых в сегодняшней России взяток – действительно сущая мелочь.  Генпрокурор РФ Юрий Чайка, выступая в Совете Федерации 28 апреля 2010 года, оперировал следующими данными: «По 10% от всех преступлений о взяточничестве суммы взяток не превышали 500 руб., по 30% — не более 3 тыс. руб., еще по 30% — до 10 тыс. рублей. Получается в целом, что в подавляющем большинстве случаев (70%) суммы взяток были незначительными».

Естественно, на ставках мздоимцев отражаются не только их собственные аппетиты («просто очень деньги нужны» — помните такой анекдот?), но и банальная инфляция. В целом же ситуация не поменялась, и на одного махрового коррупционера в статистических выкладках по-прежнему приходятся десятки и даже сотни мелких.

Но даже это нельзя считать каким-то сверхновым откровением. Во вторник были опубликованы результаты Глобального барометра коррупции (Global corruption barometer) — исследования коррупционного поведения граждан различных стран мира и их представлений о коррумпированности различных секторов общества в их странах, подготовленного правозащитной организацией Transparency International (TI).

Так вот, по этим данным наиболее коррумпированными сферами нашей жизни опрошенные россияне считают образование, здравоохранение и медицину, а также полицию. А ведь именно про гаишников, детские сады со школами и поликлиники с больницами в первую очередь думает любой гражданин, когда его просят привести пример ежедневной бытовой коррупции.

Взгляд верховных судей

Галопирующий рост числа дел о коррупции в судах среднего звена, похоже, переполнил чашу терпения ВС РФ. Там подготовили проект постановления пленума, разъясняющего нижестоящим судам общей юрисдикции, кого можно и нужно считать взяточником, а к кому уголовное преследование (и уж тем более осуждение по уголовной статье) отныне применяться не должно.

По мнению ВС, если должностное лицо принимает деньги или услуги имущественного (либо неимущественного) характера за действия или бездействие, связанные с исполнением профессиональных обязанностей, но при этом напрямую не относящиеся к полномочиям и функциям данного лица как представителя власти, состав преступления «получение взятки» не образуется. Что есть в таком случае взятка? Получение денег или услуг за «действия, связанные с осуществлением полномочий представителя власти, организационно-распорядительных либо административно-хозяйственных функций». Проще говоря, за то, за что чиновнику или менеджеру и без того по умолчанию платится заработная плата.

Для исключения двоякого толкования подобных ситуаций судьи оперируют простым жизненным примером. Представьте себе главного врача медицинского центра, опытного хирурга, которому за отдельную плату пациент или его родственники предложили провести непростую полостную операцию. Если при этом наш главврач не отдавал никаких организационных распоряжений, а молча одел халат, вымыл руки и проследовал в операционную – вознаграждение он может смело класть в карман, не опасаясь неожиданного визита людей в погонах с одинаковым выражением лица.

К слову, в том же проекте постановления пленума судьи отметили: способы получения, дачи и даже вымогательства мзды постоянно модернизируются, и судьям на местах следует об этом помнить. Среди особо популярных коррупционных тенденций последних лет перечислены прощение долга, предоставление кредита с заниженной процентной ставкой, бесплатные туристические путевки, ремонты квартир, строительство дач, передача автотранспорта во временное пользование и т.п.

Выводы

Все это, конечно, хорошо. И даже прогрессивно. Если бы не два вопроса из разряда риторических.

Первый. Не станет ли новое разъяснение ВС РФ хорошим инструментом, при помощи которого от ответственности станут уходить реальные коррупционеры, регулярно берущие многомиллионные взятки? Ведь так соблазнительно для самозащиты объяснить очередное денежное подношение наградой за оказанную по доброте душевной услугу «без осуществления полномочий представителя власти». На фоне предложенной генпрокурором Чайкой очередной либерализации уголовного законодательства в части отказа от кратных штрафов за коррупцию и коммерческий подкуп данное толкование Верховного суда может явиться для чиновников-взяточников прозрачным намеком на то, что «власть снова поменялась». И скоро коррупционерам вновь не будет грозить, по крайней мере, существенная потеря нетрудовых доходов, даже в случае отсидки.

Второй. Как быстро и четко суды в регионах поймут правовой пафос данного толкования ВС РФ и, главное, начнут руководствоваться им в своих решениях? И дойдут ли данные разъяснения до умов и сердец представителей следствия на местах, которые так любят порой повышать статистические показатели поимками «коррупционеров районного масштаба» —  участковых врачей с их больничными листами или школьных завучей с их сезонными оценками за ЕГЭ?

Ведь если верить все той же статистике, обычный российский взяточник сегодня выглядит именно так.

РАПСИ

Post a comment