Blog

Новая газета: От чего покраснело должностное лицо

Потерпевший по делу о продаже депутатских мандатова Андрей Черняков приговорен к 2,9 года колонии общего режима

…А еще ему назначен штраф в 40 тысяч рублей, и все — за оскорбление и рукоприкладство в отношении следователя.

По версии следствия, инцидент произошел больше года назад в столичном СИЗО №5, где предприниматель и бывший муниципальный депутат района Кузьминки Черняков находился в качестве обвиняемого по делу о вымогательстве денег у торговцев на ярмарке выходного дня в тех самых Кузьминках.

Об этом не менее известном деле не раз писала «Новая». Правда, не столько в связи с фигурой Чернякова, сколько из-за его девушки Айгуль Махмутовой: с 2006 года ее, тогдашнюю хозяйку одной из палаток и одновременно «главного редактора» местной газеты (СМИ принадлежало Чернякову), обвинили в вымогательстве у мелких торговцев 800 рублей. Как раз — после серии публикаций Айгуль о действительно незаконной точечной застройке в районе. Села тогда одна Айгуль и осуждена была на 5,5 года колонии.

Во многом благодаря вмешательству общественности и правозащитников, которым удалось обратить на это дело внимание двух президентов — Медведева и Путина, — в 2010 году дело против Айгуль прекратили ввиду отсутствия состава преступления, что позволило Махмутовой после 3,5 года СИЗО и колонии выйти в 2011 году по УДО.

Но в 2012 году дело внезапно реанимировал Следственный комитет. Правда, арестовывать Айгуль не стали, ограничившись подпиской о невыезде, зато взяли Чернякова, к тому моменту сделавшемуся куратором ФСБ, не без помощи которой и была раскрыта схема по продаже депутатских мандатов (потому, видимо, кому-то срочно потребовалась его посадка).

Так вот, следователь СК Борисов, придя к подозреваемому Чернякову в СИЗО в рамках дела о вымогательстве, попросил того подписать некоторые документы. Черняков, как расскажет позднее следователь, назвал его «мерзавцем, подонком» и кем-то еще нехорошим, разорвал документы и провел ими по щеке Борисова. На стороне следователя изначально были дежурная УФСИН и два понятых из числа контингента хозчасти СИЗО, которые якобы слышали (хоть и не видели), как Черняков оскорблял следователя и как следователь вышел от него с «раскрасневшейся щекой».

Сам Черняков отрицал факт рукоприкладства и оскорблений, настаивая, что произошедшее — чистая провокация: просто подходили к концу сроки его пребывания под стражей и следствию во что бы то ни стало надо было его закрыть снова. Так это или не так — никто не узнает.

Если учитывать, как вел себя во время оглашения приговора сам Черняков — перекрикивал судью, называя его «шизофреником» и преступником, а приговор «сумасшедшим заключением», то показания следователя весьма правдоподобны.

Однако есть в этом деле о пощечине несколько «но», говорящих все же в пользу осужденного. Следователь Борисов (и он сам этого не отрицал) пришел тогда к Чернякову в СИЗО в отсутствие адвоката, а понятые из хозчасти СИЗО на суде сообщили, что писали объяснительные под диктовку следователя. Когда защита и Черняков решили допросить понятых и следователя поподробней, то судья неожиданно назначил Чернякову судебно-медицинскую экспертизу в Сербском. Когда он ее прошел (признали вменяемым), выяснилось, что оба понятых одновременно, буквально через месяц после выступления в суде, освободились по УДО и найти их теперь не представляется возможным. Как и следователя, который даже не пришел на приговор.

Сам приговор расслышать журналистам оказалось практически не под силу. Судья Головинского суда Игорь Яковлев, которого Черняков перекрикивал все то время, пока читался приговор, пришел к выводу, что оснований не доверять следователю нет, а противоречий в показаниях понятых на следствии и в суде он не видит.

Айгуль Махмутова считает, что теперь активизируются следственные действия по делу о вымогательстве. Перед оглашением приговора прямо в суде ей как раз позвонил на мобильный следователь и пригласил на ознакомление с документами…

Новая Газета

Post a comment