Blog

Коммерсант: Фигурант дела о хищении квартир переведен из СИЗО под домашний арест

Как говорится в деле, полицейские оформляли подставных лиц в качестве потерпевших по уголовным делам об обмане дольщиков строительства. Смягчение меры пресечения господину Кавуну обусловлено тем, что на последнем этапе расследования он частично признал вину и сотрудничал со следствием.

Как стало известно «Ъ», Пресненский суд Москвы удовлетворил ходатайство следствия о переводе Сергея Кавуна под домашний арест. Это стало возможным после того, как на последнем этапе расследования бывший следователь ГСУ ГУ МВД по Москве частично признал вину и пошел на сотрудничество с СКР. Как рассказал «Ъ» адвокат обвиняемого Владимир Жеребенков, его подзащитный согласился, что содействовал хищению квартир, подделывая различные документы, но при этом подчеркнул, что делал это под нажимом своего начальника — старшего следователя ГСУ Анжелы Амзиной. Адвокат считает, что действия его клиента были «второстепенными», а следствие, предлагая смягчить экс-полицейскому меру пресечения, учло и то обстоятельство, что у господина Кавуна не было материальной заинтересованности в аферах с квартирами — решив порвать с сообщниками, он уволился из органов до того, как участники преступной группы начали реализовывать жилье. Интересно, что отец обвиняемого Юрий Кавун ранее работал в главном управлении по надзору за следствием Генпрокуратуры, и в его обязанности, в частности, входил надзор за следствием в МВД.

Как ранее сообщал «Ъ», СКР на днях завершил расследование этого дела. В окончательной редакции бывшим следователям Анжеле Амзиной, Евгению Примакову и Сергею Кавуну предъявлено обвинение в организации преступного сообщества и участии в нем (ст. 210 УК РФ) и особо крупное мошенничество с использованием служебного положения (ст. 159). Госпожу Амзину и господина Примакова также обвиняют в получении взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290) и фальсификации доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении (ч. 3 ст. 303). Сергею Кавуну, в свою очередь, инкриминируют незаконное хранение наркотиков (ст. 228) и патрона калибра 9 мм (ст. 222). Обвинение по этим статьям он отвергает. По словам адвоката Владимира Жеребенкова, пакетик с 6 граммами марихуаны нашел у дома экс-полицейского, под его окнами, участковый, который передал наркотик следственной бригаде. Там решили, что господин Кавун выбросил его из окна, чтобы избавиться от улики.

В целом же окончательная версия следствия выглядит следующим образом. Как говорится в деле, в 2011 году группа полицейских следователей под руководством Анжелы Амзиной решила нажиться на квартирах, которые строились за счет средств бюджета Москвы и предназначались для граждан, пострадавших от действий ЗАО «Энергостройкомплект-М». Эта фирма, как ранее рассказывал «Ъ», намеревалась возвести в 11-м микрорайоне Южного Тушино девять жилых домов. Для реализации проекта с 1,5 тыс. дольщиков было собрано более 10 млрд руб., однако дома так и не были сданы в эксплуатацию. Директор компании Андрей Кручинин в 2012 году был приговорен Тверским судом столицы к пяти годам колонии, а правительство Москвы приняло решение о достройке домов за счет бюджета, выделив на эти цели более 6 млрд руб.

Следственная группа во главе c Анжелой Амзиной, в которую входили также Кавун и Примаков, в 2010-2012 годах занималась делом руководства компании-застройщика. Пользуясь своими возможностями, считает следствие, госпожа Амзина с сообщниками стали оформлять в качестве потерпевших подставных лиц. В этом, считает СКР, полицейским следователям помогали гендиректор ИФК «Аврора» Антон Бордовских, гендиректор ЗАО «Дин-Телеком» Дмитрий Двойных, бизнесмены Юрий Жовтяк, Илья Чижанов и Сергей Королев. Им предъявлены обвинения в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ).

После процессуального оформления данные каждого нового «потерпевшего» направлялись в Москомстройинвест. Затем госпожа Амзина, по версии следствия, подтверждала подлинность этих данных департаменту региональной безопасности Москвы, и городские власти выделяли лжедольщику квартиру. После оформления на жилье документов оно быстро продавалось. Одна квартира стоила от 2,8 млн руб. до 6,8 млн руб., а всего таким образом, по подсчетам следствия, было продано 44 квартиры на сумму более 199,4 млн руб. ($6,6 млн по тогдашнему курсу).

Текст: Владислав Трифонов
Источник: Коммерсант