Blog

Rus2Web: Как закрыть тюрьму

Полторая года назад правозащитники екатеринбургской Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) придумали новую форму общественного контроля за тюремной системой — сайт Copwarch.ru. На этом ресурсе любой желающий может за несколько минут, заполнив простую онлайн-форму, повлиять на условия содержания людей в колониях и изоляторах области. Так можно помочь своему другу или родственнику или просто выразить свое возмущение информацией о скотских условиях или зверствах в конкретной тюрьме. Для этого не нужно быть профессиональным правозащитником или юристом.

За время работы Copwatch.ru  удалось добиться улучшения условий содержания в семи полицейских участках Свердловской области. Один изолятор МВД после обращений с Copwatch.ru был закрыт, ещё один готовится к закрытию. Проект добивается улучшений еще в 23 учреждениях МВД и ФСИН Свердловской области.

Флэшмоб жалоб

«Влияния ОНК на нарушения условий содержания почти не имеют. И МВД, И ФСИН свои недостатки лучше нас знают, и прокуратура тоже все знает. Поэтому, когда мы что-то пишем в журналах проверки отдела полиции или исправительной колонии, это почти ни к чему не приводит», — говорит Вячеслав Башков, администратор Copwatch.ru и член Свердловской областной ОНК. Он уверен, что менять исправительные учреждения можно только с помощью максимальной огласки — например, как это делает в Москве его коллега по ОНК Анна Каретникова. «Мы начали фотографировать камеры и записывать на видео рассказы осужденных. Эти материалы интересны СМИ, имеют резонанс, но не продолжительный», —  продолжает он. Со временем пришло понимание: чтобы изменения происходили, важен не только резонанс в СМИ, но и общественное давление на контролирующие органы.

«Как-то приезжали в Екатеринбург французские журналисты, рассказывали, что во Франции есть движение, которое через массовые обращения граждан заставляет органы власти принимать меры. Меня это впечатлило: журналисты рассказывали о тысячах заявлений в отношении той или иной проблемы, чиновников просто заваливают ворохом бумаг, они обязаны давать ответ каждому заявителю. Наше законодательство устроено так же, на персональное заявление должен быть ответ», —  рассказывает Башков.

Со стороны государства за соблюдением законности в изоляторах и колониях надзирает прокуратура. На сайте Генпрокуратуры тоже принимают обращения граждан — через форму, в которой достаточно указать только электронную почту и/или телефон. Такая простая схема возможна благодаря двум федеральным законам: «Об обеспечении доступа к информации о деятельности госорганов» и «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания».

577b877e3d700_1467713431_577b877e06f11

Copwatch.ru работает по аналогичной схеме — там тоже достаточно указать мобильный телефон и/ или адрес электронной почты. Конечно, любой человек может пожаловаться на тюрьмы и через сам сайт Генпрокуратуры, но Copwatch.ru имеет существенные отличия. Во-первых, на ресурсе довольно регулярно публикуется информация о нарушениях за решеткой, которые обнаружили правозащитники. Гражанин может ее изучить и, если прочитанное, его возмутило — поспособствовать переменам. Во-вторых, сама он-лайн форма сделана очень просто, и с её помощью можно создать заявление в Генпрокуратуру с просьбой «принять меры прокурорского реагирования» всего в несколько кликов. Генпрокуратура обязана отвечать на такие обращения.

Сейчас на Copwatch.ru размещена информация от ОНК Свердловской области о 23 местах лишения и ограничения свободы: в «черном списке» два объекта ФСИН (колония в Ивделе и следственный изолятор в Екатеринбурге), а также отделы полиции и изоляторы временного содержания МВД со всей Свердловской области.

Шуба и клетка

По словам Башкова, основная проблема в колониях и СИЗО — «перелимит», то есть переполненность. В некоторых СИЗО заключенных может быть в полтора-два раза больше, чем должно быть по правилам. Это приводит к антисанитарии, болезням, необходимости спать посменно в камерах и т.д. Основные нормы содержания задержанных, обвиняемых и осужденных: 4 квадратных метра в камере на человека, освещенность помещения 150 ЛК, трехразовое питание, ежедневные прогулки по часу (за исключением дежурных частей полиции), право на бесплатную медицинскую помощь, доступ адвоката.

«В камерах дежурных частей полиции может нарушаться вообще всё. Три года назад в Екатеринбурге не знали, что надо кормить и выдавать постельные принадлежности на ночь, более того, негде было и спать, во многих камерах не было скамеек, люди лежали на полу, в темноте и в грязи», — рассказывает Башков.

577b88317b986_1467713587_577b8831443ce

«Задержанные не могут самостоятельно включать воду для смыва в камерных туалетах, это делают сотрудники дежурной части, что обуславливает резкий запах нечистот в камере» — одна из претензий ОНК к отделу полиции в городе Тавда. Из отдела полиции Первоуральска задержанные не могут позвонить на номера, начинающиеся с восьмерки — то есть на мобильные телефоны, что ограничивает право задержанных на телефонный звонок.

В 21-м отделе полиции Нижнего Тагила задержанных содержат в металлических клетках (их установка в полицейских участках не регламентирована законодательством), а ночевать в камерах им приходится не на скамьях, а на «сцене» — деревянном возвышении, на котором все задержанные спят вповалку.

В 9-м отделе полиции Екатеринбурга скамьи в камерах слишком узкие, чтобы на них нормально спать, а на стенах камер — запрещенная в таких учреждениях рельефная штукатурка «шуба». «Шубу» сложно чистить, в ней скапливаются грязь и насекомые.

«От задержанного получена информация, что постельные принадлежности и питание не выдаются, это подтвердилось отсутствием записей о выдаче в журналах дежурной части», — пишут правозащитники о 17-м отделе полиции Нижнего Тагила.

Иногда (как, например, в 5-м отделе полиции Екатеринбурга) лучше любого отчета о необходимости перемен говорят фотографии, сделанные членами ОНК.

Скамейки вместо закрытия

За полтора года через Copwatch.ru людьми из разных регионов России в Генпрокуратуру отправлено 239 заявлений. После обращений в семи отделах полиции Свердловской области демонтировали клетки для задержанных, закрыты не отвечающие санитарным нормам камеры, в камерах появились скамейки (в некоторых отделах раньше люди спали на полу).

Закрыть Свердловскому областному ОНК пока удалось один изолятор временного содержания, в городе Верхняя Пышма. В нем отсутствовал прогулочный двор, на весь изолятор был один умывальник и один туалет. Задержанные справляли нужду в ведра и носили их по изолятору. ОНК выяснили, что еще в 2011 году такие условия содержания были признаны незаконными, но каждый год изолятору давали отсрочку и не закрывали. В начале 2016 года правозащитники добились его закрытия. После обращений с Copwatch.ru готовится к закрытию изолятор в поселке Белоярский: там нет прогулочного двора для задержанных, отсутствует комната для свиданий, в камерах нет розеток, давно не проводился ремонт и т.п.

577b8958be5f8_1467713886_577b89588a5c0

Гражданский активист из Екатеринбурга Сергей Зыков примерно раз в месяц пишет жалобы через Copwatch.ru. «Мы требуем в жалобах закрытия учреждений, потому что ОНК по ним уже обращалось, и ничего не поменялось. Учреждение не закрывают, конечно, но ужас-ужас ликвидируют и нормальный диалог с наблюдателями начинается», — рассказывает он.

Житель Екатеринбурга Анатолий Свечников — также один из постоянных пользователей портала. Одного из его обращений, по отделению полиции в Нижнем Тагиле, вызвало особое волнение у прокуроров.

«Мне позвонила прокурор. Она стала интересоваться, на каком основании я посчитал условия содержания там не соответствующими закону. Ответил, что вполне конкретные претензии, подкрепленные фотографиями с Copwatch.ru считаю достаточным основанием, — рассказывает Свечников Rus2Web. — Тон разговора с ее стороны был каким-то обиженным и в то же время напористым. Были еще какие-то вопросы, которые я отклонил, пояснив, что это не относится к обсуждаемому делу. Создалось ощущение, что проводится допрос. И вот, когда я возмутился подобным течением разговора, дама вдруг уверенно сказала, что мое заявление о нарушениях закона в отделе полиции является с большой вероятностью ложным в адрес честнейших и добросовестных работников полиции, что повлечет за собой обвинение уже в мой адрес по закону о клевете!»

На практике этот сценарий прокуратура реализовывать не стала.

Rus2Web обратился в пресс-службы управлений МВД и ФСИН по Свердловской области. Там Copwatch.ru знают и не любят.

По мнению руководителя пресс-службы МВД Свердловской области Валерия Горелых, сама идея Copwatch.ru хороша, но воплощается она не достаточно демократично. Существенным недостатком проекта является невозможность оставить комментарии под размещенными на сайте отчетами наблюдателей. В случаях публикации необъективной информации об учреждениях МВД, полицейские не могут опровергнуть несоответствующие действительности сведения, а когда претензии оправданы – рассказать о том, что делается для решения обозначенной проблемы.

По мнению начальника пресс-службы ГУФСИН России по Свердловской области Александра Левченко, на Copwatch.ru содержится много неактуальной и недостоверной информации. О перегруженности описанных на Copwatch.ru СИЗО-1 Екатеринбурга и ИК-63 Ивделя сейчас говорить нельзя: ФСИН были проведены мероприятия, позволившие разгрузить их. Например, если в прошлом году в СИЗО-1 содержалось 3000 человек, а в нынешнем — 2040.

Отношения с сотрудниками МВД и ФСИН складываются не просто, признает Башков.

«На местах сотрудники сперва смеются над наблюдателями и говорят в глаза, что ничего не изменить, потом им «прилетает» от руководства, они начинают злиться и уговаривать не писать, что можно и без жалоб всё исправить, вот прямо сейчас, как только уйдут наблюдатели… После исправления нарушений, когда установлены скамейки, появилось питание, сделан ремонт в камерах, сотрудники встречают наблюдателей с улыбкой и уважением, потому что, оказывается, у соблюдения прав задержанных есть и другая сторона – соблюдение прав сотрудников, и одно тянет за собой другое», — рассказывает Башков.

На Copwatch.ru периодически появлялась информация из других регионов, но сейчас висят только учреждения Свердловской области. Башков говорит, что его проекту пока не удалось найти корреспондентов в других регионах, которые давали бы регулярную информацию о ситуациях в колониях и изоляторах.

У ОНК других областей к Copwatch.ru разное отношение. Председатель ОНК Ростовской области Леонид Петрашис рассказал Rus2web, что он против публикации материалов из своего региона на этом ресурсе: по его мнению, он больше рассчитан на пиар и скандалы, чем решения проблем, да и закрытия провинциальных изоляторов — это не выход. Тогда задержанных будут возить за много километров в изоляторы других городов, что усложнит жизнь их родственникам.

Член ОНК Челябинской области Оксана Труфанова говорит, что хорошо относится к Copwatch.ru и не исключает, что в будущем там будут публиковаться материалы комиссии, в которой она состоит. Но пока в этом не было необходимости: челябинскому ОНК удавалось добиваться улучшений самостоятельными жалобами, без онлайн-привлечения общественности.

Источник: Rus2Web