Blog

Два месяца в сизо не стоят 15 000 руб

Очередные дела в Европейском суде по правам человека, инициированные по жалобам в отношении России, касались таинственной смерти рядового, в крови которого нашли смертельную дозу алкоголя, а также предварительного заключения грабителя, признанного в результате незаконным.

15 000 руб. не компенсируют два месяца сизо (Зенков против России)

Обратившийся в ЕСПЧ Андрей Зенков из Благовещенска полагал, что его незаконно отправили за решетку на время следствия и судебного процесса, к тому же содержали его в неудовлетворительных условиях. В марте 2006 года заявителя арестовали по подозрению в мошенничестве и направили в сизо, пока шло расследование. Суд аргументировал это тем, что подозреваемый может сбежать или иным способом воспрепятствовать правосудию, между тем дело его представлялось довольно серьезным: наказание за расследуемые преступления могло достигать 5 лет лишения свободы. Срок предварительного заключения неоднократно продлевался. За это время следствие пришло к выводу, что подозреваемый может быть виновен в краже и грабеже. Его дело объединили с семью другими. 21 октября 2007 года закончился очередной срок продления предварительного заключения, но Зенкова не выпустили. 16 ноября 2007 года Благовещенский городской суд продлил заключение, устно мотивировав его так же, как предыдущие продления. 17 декабря 2007 года Благовещенский городской суд признал заявителя виновным и приговорил его к 10 годам лишения свободы. Впоследствии заявитель подавал апелляции в несколько инстанций, его дело было пересмотрено, из списка преступлений была исключена одна из краж, в итоге срок был сокращен до 7 лет и 6 месяцев. В феврале 2010 года Зенков был освобожден условно.

Зенков оспаривал законность предварительного заключения в период с 21 октября по 17 декабря 2007 года. С этой жалобой он обращался в несколько национальных инстанций – Благовещенский городской суд, Областной суд и, наконец, в Президиум Областного суда, который в апреле 2010 года признал, что заключение было незаконным. В качестве компенсации Президиум назначил сумму в 15 000 руб. Однако заявитель такой суммой не удовлетворился и посчитал, что инцидент еще не исчерпан, о чем он и сообщил Страсбургскому суду. Зенков был убежден, что государство нарушило статью 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующую разумную компенсацию за незаконное лишение свободы. Он также указал на то, что условия, в которых он содержался в предварительном заключении, были ниже установленных стандартов. Заявитель рассказал о перенаселенности камер, о том, что у него не было своей койки, и что вместе с сокамерниками, среди которых порой были больные туберкулезом, проживали насекомые и крысы. Это, по его мнению, было нарушением статьи 3 Конвенции, ограждающей человека от пыток и унизительного обращения. Представители РФ в евроинстанции не соглашались и утверждали, что санитарные условия в камерах были удовлетворительными, койки были у каждого заключенного, равно как и достаточное личное пространство. Жалобу относительно статьи 5 Конвенции они тоже оспорили, полагая, что за незаконное заключение Зенков получил компенсацию.

ЕСПЧ пришел к выводу, что компенсацию, выплаченную государством заявителю, нельзя считать достаточной. По сведениям суда, в аналогичных случаях российские власти выплачивали большие суммы потерпевшим, к тому же срок незаконного заключения был довольно длительным. Страсбургский суд также решил, что условия содержания Зенкова в следственном изоляторе были ниже стандартов и доставляли заявителю много неудобств. Таким образом, были нарушены статьи 3 и 5 Конвенции. Впрочем, суд согласился с мнением государства, что требование заявителя выплатить 540 000 евро в качестве компенсации нематериального ущерба явно завышенное. Вместо запрашиваемой суммы суд постановил выдать Зенкову 11 700 евро. О возмещении судебных издержек заявитель не упоминал, поэтому в данном пункте выплат назначено не было.

Не на все ответили (Тихонова против России)

Андрей Тихонов, сын Софии Николаевны Тихоновой, проживающей в городе Тейково Ивановской области, в июне 1999 года пошел в армию, а в апреле 2001 был найден мертвым. Расследование смерти сына показалось Софии Тихоновой неудовлетворительным, возобновлять его местные власти отказались, поэтому она обратилась в ЕСПЧ. В ноябре 2000 года солдат был на 18 месяцев помещен в дисциплинарное отделение воинской части за агрессию по отношению к офицеру. 27 декабря 2000 года Тихонов был приписан к воинской части в деревни Мулино Володарского района Нижегородской области. Местный сержант В.Кудряшов рассказал, что 13 апреля он принял дежурство в столовой вместе с 19 солдатами, в числе которых был Тихонов. Тихонова сержант описал как тихого, скромного солдата, который никогда не подвергался запугиванию или побоям. 16 июня, когда солдат заступил на дежурство, он был в нормальном настроении, не жаловался на здоровье или аппетит. После того, как с уборкой столовой было закончено, Кудряшов выстроил солдат, чтобы отправить их в часть, но заметил, что в шеренге не доставало Тихонова. Столовую обыскали и обнаружили, что солдат заперся в туалете. На окрики он не отвечал. Когда дверь взломали, солдаты увидели Тихонова, повешенного на собственном ремне.

Тело достали из петли, попытались сделать солдату искусственное дыхание, но напрасно. Тогда труп перенесли в больничное отделение. Вскрытие показало, что смерть наступила в результате удушения. Помимо обычных для таких случаев на теле обнаружили и другие повреждения, нанесенные до наступления смерти: синяк в уголке правого глаза и на веке, синяк на левой щеке, синяк и ссадину справа на спине между восьмым и девятым ребрами, три ссадины слева внизу позвоночника, 22 царапины на внутренней стороне левого предплечья и еще несколько аналогичных меток. В крови и моче умершего было обнаружено 0,26 промилле этилового спирта.

Гарнизонная прокуратура Мулино начала следствие сразу после смерти Тихонова. История того дня, когда солдата нашли повешенным, передана по рассказу сержанта Кудряшова. Все 19 солдат, которые дежурили в столовой, были допрошены и подтвердили эту версию. Их показания были проверены на детекторе лжи и подтвердились. Специалист-полиграфолог М. указал на то, что общепризнанная точность детектора лжи составляет примерно 85-90%. О побоях в отношении Тихонова никому из допрошенных ничего не было известно. Происхождение найденных на теле повреждений следствие не смогло установить.

Было изучено психологическое состояние умершего. Многие отзывались о нем как о необщительном, резком, эгоистичном человеке, другие рассказывали о его тихом нраве и скрытности. Начальство обратило внимание на то, что у Тихонова бывали проблемы с дисциплиной, и напомнило о его заключении из-за нарушения закона. Родители Андрея Тихонова сообщили, что у мальчика не было психических проблем, в детстве его не водили к невропатологам или психологам, в школе он учился удовлетворительно, хотя в 6 классе остался на второй год, потом закончил ПТУ и пошел в армию. Девушка Андрея рассказала, что у него был крутой нрав, но с ней он всегда был добр, хотя с родителями порой обходился резко. В письмах к девушке он жаловался на воинскую службу, и со временем они делались все печальнее и печальнее. В ходе расследования стало известно, что старший брат Тихонова в 1996 году покончил жизнь самоубийством. Сам Андрей перед началом воинской службы проходил психиатрическую комиссию и был признан пригодным к службе. Однако впоследствии при осмотре в части его поставили в 3 группу – предпоследнюю по риску возникновения психических проблем.

20 октября 2004 года Гарнизонная прокуратора прекратила расследование дела, не найдя в нем состава преступления. Просьбу о возобновлении следствия, поданную заявителем, гарнизонный суд отклонил. На этапе апелляции Военный суд Московского гарнизона поддержал прежнее решение. Однако София Тихонова не была удовлетворена результатами расследования. Ей казались неубедительными выводы следствия, поскольку ранам на теле сына объяснения так и не было найдено. Однако обратиться в другие инстанции она не могла, поскольку ее скромной пенсии не хватало на судебные издержки, а опыт неудачной апелляции вызывал у нее сомнения в эффективности национального правосудия. В итоге она решила подать жалобу в ЕСПЧ. По мнению заявителя, была нарушена статья 2 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод о праве каждого на защиту жизни со стороны закона.

Страсбургский суд пришел к выводу, что свидетельства о психологическом состоянии Андрея Тихонова были неоднозначными и не давали возможности властям предвидеть и предотвратить смерть. Суд обратил внимание на то, что, хотя расследование смерти солдата началось на следующий день после инцидента, в нем были неоправданные задержки, к тому же следствие 4 раза прекращалось и возобновлялось. Так что считать его отвечающим критерию оперативности нельзя. Основательность следствия тоже вызвала у ЕСПЧ сомнения. Во-первых, то, что расследование так и не установило происхождение повреждений на теле Тихонова, которые были причинены до наступления смерти, говорит о низкой эффективности. Во-вторых, подозрительно, что следствие даже не задалось вопросом, откуда в крови умершего оказалась доза алкоголя, близкая к смертельной, и почему никого из начальства или сослуживцев не насторожило состояние Тихонова. Помимо этого суду показалось странным, что следствие не задалось вопросом, в чем была причина самоубийства брата Тихонова. Страсбургский суд пришел к выводу, что статья 2 Конвенции была нарушена, поскольку государство не смогло ни защитить жизнь Андрея Тихонова, ни расследовать его смерть. Заявительница просила 100 000 евро в качестве компенсации нематериального ущерба и 350 евро за судебные издержки. ЕСПЧ постановил выплатить Софии Тихоновой 30 000 евро и 350 евро соответственно.

Право.Ру

Comment(1)

  1. REPLY
    MichlDab says

    Иваново обновление ванн https://megaremont.pro/ivanovo-restavratsiya-vann

Post a comment