add_filter( ‘show_admin_bar’, ‘__return_false’ ); Добивающийся реабилитации полковник напомнил о сломанной судейской карьере сына — ТЕСТ Русь Сидящая

Blog

Добивающийся реабилитации полковник напомнил о сломанной судейской карьере сына

Автор: Светлана Меркулова

Адвокат Юрий Костанов и уполномоченный по правам человека Владимир Лукин добились с помощью Верховного суда РФ, чтобы дело Владимира Сабатовского, бывшего начальника тыла транспортной авиации ВВС РФ, было пересмотрено в надзорном порядке. В Президиуме Московского областного военного суда защитник говорил о многочисленных нарушениях процессуального и материального плана, а экс-полковник — о крахе собственной карьеры и неприятностях близких. Даже прокурор не требовал оставить обвинительный приговор в силе. А закончились слушания его отменой и возвращением дела в первую инстанцию.

В марте 2006 года на территории Центральной авиатехнической базы (войсковая часть №13815), располагающейся в Балашихе, рухнул один из складских объектов 1937 года постройки, а еще два его ровесника, оказались, по версии следствия, под угрозой разделить его судьбу. 25 декабря 2009 года виновник был найден — бывший начальник тыла транспортной авиации ВВС РФ Владимир Сабатовский получил по п. «в» ч.3 ст.286 УК (превышение должностных полномочий) от Реутовского гарнизонного суда три года колонии общего режима. Кроме того, его обязали выплатить по гражданскому иску 6,7 млн руб. в счет компенсации ущерба, нанесенного Минобороны. Суд, во-первых, согласился со следствием и обвинением, что Сабатовский, командовавший частью до 2004 года, умышленно, явно выходя за пределы своих полномочий, без проведения конкурса заключил в 2003 году с ЗАО «Поток» 20-милионный контракт на капитальный ремонт этих трех хранилищ. Во-вторых, суд решил, что имеется причинно-следственная связь между работами, выполненными по контракту, и обрушением здания. 18 мая 2010 года Московский окружной военный суд оставил приговор без изменений, а 13 декабря того же года судья и председатель этого суда отказали в возбуждении надзорного производства.

Сабатовский, который вину не признал, отсидел два года и два месяца и смог выйти по УДО только с третьей попытки 21 февраля 2012 года (подробнее>>). А после освобождения начал попытки добиться отмены приговора и реабилитации. Его адвокат Юрий Костанов и уполномоченный по правам человека Владимир Лукин подали жалобы в Верховный суд РФ. Они писали, что в действиях Сабатовского при заключении договора с «Потоком» в 2003 году не было состава преступления, а осужден он без возбуждения в отношении него уголовного дела. 14 июня 2013 года ВС РФ согласился с доводами защиты и отправил дело в Президиум Московского окружного военного суда.

— Все, что выходит из рук человеческих, не бывает идеальным и, к сожалению, решения суда не исключение. Бывает, что материалы дела не позволяют сделать однозначный вывод о виновности или невиновности, но дело Сабатовского тот редкий случай, когда я могу категорически утверждать, что он не виноват в том, что ему предъявлено. Приговор не соответствует ни материальному, ни процессуальному закону, — начал вчера свое выступление Костанов.

Первым таким несоответствием, по его словам, было то, что эксперты, подготовившие заключение об аварийном состоянии зданий после проведенного ремонта, не предупреждались об уголовной ответственности и, кроме того, не описали методики и ход своего исследования. Вторым — процессуальные нарушения в период предварительного следствия. «Уголовное дело в отношении Сабатовского много раз возбуждали и прекращали и, в конце концов, в суд был отправлен материал, в котором не осталось действующего постановления о возбуждении уголовного дела. Они все были отменены», — рассказал адвокат.

Коснулся он и всей истории в целом. «Самое интересное, — обозначил он важность следующих своих слов: — А в чьей сфере ответственности эти хранилища? Существует Квартирно-эксплутационная часть, на балансе которой были эти здания. Они давно знали, что постройки в аварийном состоянии, но никаких мер не предпринимали. Что делать Сабатовскому? У него там имущество, его нужно сохранить. КЭЧ не хочет [этого делать] и Сабатовский с разрешения начальства проводит ремонт. Он что — выходит за полномочия?» Что касается обвинений в том, что ремонт был проведен плохо, то на них у Костанова был такой контрдовод: «Переплаты вскрыл сам Сабатовский. И он заставил «Поток» излишки возвратить, а за счет невыплаченной части провести дополнительный ремонт. И все это подтверждается материалами дела, но суд это не исследовал».

Существенных вопросов к Костанову у членов президиума не было (кто-то из судей лишь заметил, что в рассмотрении дела в первой инстанции адвокат не участвовал) и слово предоставили Сабатовскому. «Восемь лет назад началось мое уголовное преследование, результатом которого стало осуждение. Это не только восемь лет моей жизни, это 32 года моей безупречной службы в Вооруженных силах, неполучение звания «генерал-майор», когда мои документы были уже в Администрации Президента РФ, это несостоявшаяся карьера военного судьи моего сына, который был помощником председателя Новороссийского военного суда и вынужден был уволиться из-за моей судимости. Поэтому я надеюсь на ваше понимание, если мое выступление покажется вам слишком долгим», — начал Сабатовский, но его тут же попросили говорить по делу и не повторять защитника.

«Из нового» Сабатовский обратил внимание судей на двух собратьев рухнувшего строения, которые эксперты признали аварийными. По его словам, они спокойно простояли всю зиму, но суд не дал оценку этому (обрушение могло произойти из-за того, что с крыши не убирали снег, говорил ранее подсудимый). С баланса их сняли только в соответствии с контрактом на застройку земли под ними жильев с пометкой «техническое состояние удовлетворительное». Остаточная стоимость их, продолжал Сабатовский, была признана равной нулю, поэтому непонятно, кому и какой ущерб он возмещает до сих пор.

Поддержал бывший начтыла росийской транспортной авиации и аргумент Костанова о разделении ответственности. «В обрушении построек, с точки зрения следствия и судьи [первой инстанции] Матвеенко, не виноват ни новый командир части, [принимавший работу], ни начальник КЭЧ, ни члены комиссии, которым положено лично осматривать каждое здание два раза в год, а только я. Это абсурдно и незаконно», — возмущался Сабатовский. Напомнил он и о том, что «эксперт Солдатов в судебном заседании дважды показал, что причину обрушения хранилища определить он не смог, так как экспертиза проводилась через два с лишним года после обрушения, но суд оценке его заявлениям не дал».

— Нужно было вообще проводить экспертизу? – поинтересовался председательствующий Александр Абабков.

— Да, но не через два года после обрушения, а сразу, — ответил Сабатовский.

— Вы говорите, что экспертиза недопустима, так?

— Так, — подтвердил Сабатовский и начал рассказывать, что он просил суд приобщить к материалам дела исследование специалиста Добряка, который тоже занимался причинами обрушения хранилища, но Абабков сделать ему этого не дал.

— Ваше ходатайство [об исследовании], которое не было удовлетворено, помешало суду разобраться во всех нюансах дела? Помогло бы исследование?

— Помогло бы, — ответил Сабатовский, а затем попытался порассуждать о главном пороке своего дела: — Но я считаю, что в принципе нет основания для возбуждения уголовного дела…

Его прервали.

— Вы не заявляли ходатайство о проведении дополнительной экспертизы?

— Заявляли, было отказано.

— Вы полагаете, что если бы ходатайство было удовлетворено, то это бы помогло разобраться суду?

— Есть одна тонкость… Этих хранилищ не существует, там построен военный городок.

— А это уже другое. Фотографии же остались, — прокомментировал судья, а его коллега чуть позже вклинился в обмен вопросами и ответами с репликой о том, что в материалах дела нет информации о ходатайстве про дополнительную экспертизу и его разрешении: — Мы не нашли этого нигде. Обоснованно возразить у Сабатовского возможности не было.

Прокурор Александр Самойлов долго выступать не стал. Он заявил, что вывод суда о наличии причинно-следственной связи между контрактом и обрушением преждевременный, а часть доводов Сабатовского не получили оценки. «Учитывая невозможность проверки обстоятельств дела судом надзорной инстанции, приговор следует отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции», — заключил прокурор.

Судьи остались на совещание, а спустя 20 минут оказалось, что их позиция совпадает с высказанной Самойловым – дело вернули в Реутовский гарнизонный суд. Решение суда Сабатовского, по его словам, не удивило, но выглядел он расстроенным.

Право.РУ

Post a comment