Blog

Декабрист Лунин поддержал «Русь Сидящую»

«Русь Сидящая» побывала в театре. В «Другом театре». На спектакле Александра Огарева «Лунин, или страна рабов» по пьесе Эдварда Радзинского «Лунин, или смерть Жака». Утверждая «Лунина» в репертуаре, художественный руководитель «Другого театра» Сергей Петрейков вспомнил о нас и пригласил на премьеру.

Михаил Лунин, роль которого исполняет Дмитрий Певцов – единственный из декабристов (ну или один из немногих), кто во время допросов не назвал ни одной фамилии и не дал показаний на своих товарищей; на сцене мы видим последние три часа его жизни.

Театр8Театр7

О чем этот спектакль? О том, с чем «Русь Сидящая» сталкивается каждый день: как выдержать, как преодолеть ужасную российскую тюрьму, как не отречься от самого себя, как не дать страху сожрать в тебе все человеческое, превратив тебя в раба, в слугу.

Но что еще более важно, этот спектакль – для нас. Потому что главная цель «Руси Сидящей» — дать почувствовать попавшему в беду человеку, что он не один. Не один и не один на один с обрушившимися на него обстоятельствами. И когда мы собираемся вместе, у нас появляются силы для борьбы за себя и за наших близких. А когда, благодаря таким спектаклям как «Лунин», мы осознаем, что мы не одни не просто здесь и сейчас, а в контексте российской истории, наши силы удесятеряются.

Мы хотим сказать большое спасибо Дмитрию Певцову и всем создателям спектакля «Лунин, или страна рабов». И особое большое спасибо нашему другу Сергею Петрейкову, который заметил, что пути декабристов и «Руси Сидящей» где-то пересекаются, и открыл для нас «Другой театр»!

Впечатления участников «Руси Сидящей»:

Были на спектакле по пьесе Радзинского о Лунине. Хотим поблагодарить за приглашение на спектакль. Получили не только удовольствие, но и заряд оптимизма и бодрости. Отрадно, что есть люди, которых волнует то, через что нам (в смысле «Руси Сидящей») пришлось и приходится проходить и испытывать на себе, на своей шкуре, чувствовать своей кожей. Мы (в смысле РС) очень специфический зритель, с особым углом зрения и ракурсом восприятия. Через нас прошла машина «жандармов и суда ветхих старцев и пугливых либералов» (словами из спектакля). Мы слышим и видим происходящее на сцене более остро и глубоко. Хочется пожелать спектаклю в целом удачи, удачной судьбы и долгой жизни! Чтобы его посмотрело как можно больше людей! Огромное спасибо организаторам, что нас позвали. Спасибо авторам и актёрам!

Елена и Геннадий Максимовы

Вот залипла в письмах Лунина к сестре, которые он писал после каторги, будучи на поселении. Если не обращать внимания на стиль изложения, присущий позапрошлому веку (1839 год), то просто как будто о сегодняшнем дне и нынешнем российском правосудии (прости Господи) написано. Не могу вспомнить, были ли сегодня в спектакле процитированы выдержки из данного письма, но они прямо  «за больное», «белке в глаз». «Любезная сестра! Письмо твое, октября 7, No 528, заключает любопытные подробности о наследственной тяжбе, почти полвека продолжающейся, которая влечет за собою бесконечные злоупотребления. В 1828 году 8-й Департамент Сената признал, что противники твои владели спорною землею незаконно («неправильное владение»), и решил дело в твою пользу; но в 1838 году тот же Сенат находит, что владение противников было законно («добросовестное владение»), и решает дело против тебя. Просьба твоя о перенесении дела в Общее Собрание отвергнута Комиссией Прошений, вопреки всем существующим узаконениям. По родству и дружественным связям можно бы подозревать меня в пристрастии, если бы я сказал свое мнение об этих событиях, которые, впрочем, явны и не требуют пояснений. Но должно предупредить тебя, что случившееся с тобою совсем не новость и не редкость в России. Напротив, редки и новы такие тяжбы, в которых не бывает подобных уклонений. Главные причины этих беспорядков не заключаются, как многие воображают, в недостатке Свода Гражданских Законов… но находятся в обрядах судопроизводства и в составе судилищ. Наше судопроизводство начинается во мраке, тянется в безмолвии, украдкою, часто без ведома одной из участвующих сторон и оканчивается громадою бестолковых бумаг. Нет адвоката, чтобы говорить за дело; нет присяжных, чтобы утвердить событие, и в особенности нет гласности, чтобы просветить, удержать и направить облеченных судебной властью. Их решения, даже справедливые и законные, становятся источником новых тяжб, по темноте и безграмотности определений. Что касается до состава судилищ, стоит взглянуть на людей, которые берутся отправлять Суд. Кавалеристы, которые не усидят уже верхом; моряки, которые не снесут уже качку; иностранцы, которые не понимают русского языка; одним словом, все, которых некуда девать, находят мягкое кресло в Правительствующем Сенате. Низшие места и должности наполняются людьми, также чуждыми познаний юридических, но одаренных чутьем к ябеде и знающими наверно, сколько тяжба может принести им доходу. Таковы вообще люди, которым вверена участь сироты и вдовицы и которые по своему произволу произносят решения о правах жизни и чести граждан. Необходимо обнаружить эту главную причину злоупотреблений, потому что ее влияние решительно на судьбу наших соотечественников и потому что ее можно отстранить, по крайней мере отчасти, не изменяя остальных государственных учреждений».

Елена Максимова (чуть позже)

театр2Театр3  театр4

Театр1

Post a comment