Blog

Адвокаты отчитали судью, учившую их коллегу не заявлять ходатайств

Судье Раменского горсуда не понравился московский адвокат Владислав Регалин: громко кричал в коридоре, размахивал руками и пытался снять происходящее на видео. Но в жалобе в адвокатскую палату судья еще упомянула о том, что адвокат был не готов к процессу и просил время на ознакомление с материалами. Члены квалифкомиссии претензиям подивились и раскритиковали саму жалобщицу – защитник лишь воспользовался своим правом. 

22 августа 2013 года судья Раменского горсуда Ольга Голышева занималась рутиной – продлевала сроки ареста сразу четырем фигурантам уголовного дела о грабеже в особо крупном размере (ч. 3 ст. 161 УК) И. Бобочу, И. Кихаялу, Сергею Мудренко и Анатолию Топалу. Но быстро и тихо провести заседания не получилось: в коридоре у зала заседаний столпилось «более пяти человек», которые представлялись родственниками обвиняемых, но называть имена отказывались, следует из Вестника адвокатской палаты Москвы. Они громко разговаривали, оскорбляли и угрожали следователю, сотрудникам суда, судье и мешали полицейским при конвоировании обвиняемых в зал. Вызванный пристав не смог навести тишину, наоборот, в ответ на его предложение выйти из суда возмутился адвокат Топала Владислав Регалин. Как описывала позже судья Голышева в частном определении, Регалин на ее замечание не отреагировал и продолжал «громко кричать», «не подпускал пристава к лицам, нарушающим общественный порядок в суде». «Размахивая руками, подбежал к судье, угрожая при этом, что происходящее он «снимает на видео и это будет продемонстрировано там, где надо», – жаловалась Голышева на Регалина в Московскую адвокатскую палату. По ее мнению, адвокат демонстрировал неуважение к суду и тем самым провоцировал родственников обвиняемых на дальнейшие нарушения порядка, в частности, из-за него в течение 40 минут не удавалось начать рассмотрение ходатайства следователя.

Была у судьи Голышевой еще одна претензия к Регалину – во время заседания он заявил ходатайство об ознакомлении с материалами, предоставленными следователем, то есть не подготовился к процессу. По мнению судьи, адвокат мог их изучить заранее, так как узнал о заседании еще 20 августа, да и в суде 22-го находился длительное время. Суд был вынужден удовлетворить ходатайство, писала судья, был объявлен перерыв на значительное время, и рассмотрение ходатайства [видимо, о продлении ареста. – Авт.] было необоснованно затянуто.

Эта претензия вызвала у квалификационной комиссии Московской адвокатской палаты недоумение. Только доверитель может высказывать недовольство качеством оказываемой юрпомощи, напомнили судье в палате, а Топал на Регалина не жаловался. «Квалифкомиссия не вправе рассматривать дисциплинарное обвинение в части ненадлежащей подготовки Регалина к судебному заседанию», – резюмировали в палате и прекратили дисциплинарное производство в этой части с формулировкой «отсутствие допустимого повода» для его возбуждения.

Заодно квалифкомиссия пожурила Голышеву. «Само по себе заявление ходатайства об ознакомлении с материалами <…> не может быть расценено как «преднамеренное, заведомо направленное на срыв и затягивание судебных заседаний по данному уголовному делу, на демонстрацию <…> своего пренебрежительного, негативного и неуважительного отношения к суду», – написали члены квалифкомиссии. Они также со ссылкой на постановление Конституционного суда от 27 марта 1996 года № 8-П напомнили судье, что ознакомление с материалами является «составной и неотъемлемой частью конституционного права на защиту». При этом Регалин рассказал, что действовал, в том числе, и по просьбе клиента, в деле которого появился второй эпизод.

Разбираться в жалобе Голышевой на поведение Регалина члены квалифкомиссии тоже не пожелали, а намекнули судье, что если она и хотела наказать адвоката, то ей нужно было вооружиться Уголовным кодексом или Кодексом об административных правонарушениях. «Ст. 17.3 КоАП предусматривает ответственность за неисполнение распоряжения судьи или судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности судов, – говорится в заключении квалифкомиссии. – Ст. 17.8 – за воспрепятствование законной деятельности судебного пристава». Кроме того, в УК есть статьи 294 и 297, которые предусматривают наказание за «воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования» и «неуважение к суду» (до 4 лет заключения и штраф до 200 000 руб. соответственно). Регалин сообщил «Право.Ru», что ни административного, ни уголовного дела не было.

Право.Ру 

Post a comment