Blog

Ольга Романова: В УФСИНе говорят: «Какие дети? Не мешайте работать!»

Романова

В последние несколько месяцев на досках объявлений разнообразных учреждений системы исполнения наказаний появляются призывы сдавать деньги в помощь детям сотрудников. Ничего подобного раньше я не встречала — раньше не было такого. Я эти объявления фотографирую и показываю потом специалистам-медикам и руководителям благотворительных фондов — показывала Чулпан Хаматовой, Екатерине Шерговой, Мите Алешковскому, Владимиру Берхину… И мы не можем понять, что же там происходит с помощью детям сотрудников ФСИН.

Объявления обычно довольно подробные и содержат почти все данные, кроме самых необходимых — способа связи с родителями. «Русь Сидящая» все время общается с благотворительными фондами и понимает, что сбором денег проблему не решить, здесь нужны специалисты. Процитирую несколько объявлений, убрав фамилии и данные конкретных учреждений.

«От имени руководства и личного состава УФСИН просим вас не оставаться равнодушными и помочь в сборе денежных средств для проведения дорогостоящей операции шестимесячной дочери сотрудницы С. С самого рождения мать с ребенком находились на лечении в детской больнице города Владимира. Врачи поставили ребенку страшный диагноз: порок развития правого легкого. В настоящее время С. с дочерью находятся на лечении в клинике Москвы. За одни сутки, проведенные в клинике, оплата составляет четыре тысячи рублей, все процедуры и лекарства платные. Стоимость операции, которая может спасти жизнь шестимесячной девочки, составляет сто тысяч рублей. Просим откликнуться на обращение к помощи и денежные средства перечислять на расчетный счет С. № …»

Другое объявление, о другой беде маленькой девочки (не такое подробное — неизвестно, что случилось с ребенком и сколько нужно денег), заканчивается строго: «Начальникам отделов и служб взять сбор денежных средств под личный контроль». А вот еще объявление, из другой области, здесь есть хоть какая-то информация: «Егору З., сыну сотрудника отдела специального учета З., срочно требуется проведение дорогостоящей операции по восстановлению слуха. Восьмилетнему ребенку поставлен диагноз: хронический правосторонний отит с потерей слуха справа. При этом заболевании требуется операция — аттикоантромастоидотомия тимпанопластика справа. Операция может быть произведена в Москве, ее стоимость — 370 000 руб. Расчетный счет № …»

Каждое такое объявление вот лично у меня вызывает острое желание помочь — тем более что я знаю, как. Во-первых, не обязательно лечиться строго в Москве, ровно в той же области, где я увидела последнее объявление, есть очень неплохая больница и доктора с хорошей репутацией, там проводят именно такие детские операции, платно, но в три раза дешевле. Во-вторых, существуют квоты на такие операции, тем более для детишек, получить их совсем не легко, но многие благотворительные фонды как раз помогают и с получением квот. В-третьих, благотворительные фонды для того и существуют, чтобы помогать в таких случаях. Причем действительно есть огромная проблема с оказанием благотворительной помощи взрослым, а вот с детскими фондами полегче, туда и надо идти. И уж сколько раз твердили миру: не надо пытаться решить эту проблему точечно и самостоятельно, получится хуже и дороже, благотворительные фонды не деньги на вас зарабатывают, а действительно помогают из гражданской, религиозной, просто человеческой позиции их учредителей и сотрудников. Это не попрошайничество, не подаяние, никто от вас ничего взамен не потребует, благотворительность — это нормально, так работает медицина во многих странах. А вот такие объявления — это дань привычке работать «вчерную».

ФСИН есть ФСИН, там никому не верят. Ну хорошо, думаю, сама договорюсь с подходящим фондом и отведу туда мамашу за руку. Звоню в УФСИН, в отдел кадров, называю фамилии, указанные в объявлениях, рассказываю им же про проблему их сотрудника, рассказываю про схему разрешения проблемы — удивление, праведный гнев, «у нас таких нет» и «не мешайте работать».

Мамочки уфсиновские, обращайтесь к нам напрямую. Детки ваши ни в чем не виноваты — и вы это знаете, и мы это знаем, и все это понимают.

И вот еще о чем я думаю, глядя на эти объявления: речь идет там о беде очень простых людей, инспекторов в системе, в одном из случаев — о семейной паре. Эти служащие обычно никак не задействованы в мощной коррупционной пирамиде УИС, но они же всё видят. Про одно из этих учреждений я точно знаю, что там сейчас сильно зверствуют, но что делать — ума не приложу, в области весь состав ОНК сформирован из ветеранов-силовиков, а саму зону курирует ее бывший сотрудник, товарищ с очень плохой репутацией, один из героев книги Владимира Переверзина «Заложник». Он и сам там сидел, и «Русь Сидящая» там часто бывает. Два других учреждения тихие и спокойные, но очень коммерческие, там прейскурант выхода по УДО чуть ли не на воротах висит, все знают, что почем. И во всех зонах, конечно, идут массовые поборы с родственников — как бы на ремонт то бараков, то комнат длительных свиданий, то еще чего-нибудь насущного. Любому мало-мальскому начальнику достать из кармана сто тысяч — раз плюнуть, не проблема. И мы это знаем, и простые инспекторы все это видят, не сомневайтесь.

И вот скажите мне: если такой начальник оплатит лечение ребенка своего подчиненного — спасет ли он свою бессмертную душу, почистит ли карму? Я не знаю. Но на его месте я бы, по крайней мере, попыталась.

Новая Газета