Blog

Ольга Романова: Почему власть сажает своих, или о черной кошке в темной комнате

Хотя, конечно, Жеглов тот еще авторитет со своими методами – хоть против доктора Ивана Сергеевича Груздева, хоть против Кости Сапрыкина. Спор гуманитариев с практиками угрозыска на тему «Можно ли сажать человека не за то, что ему вменяется?» продолжается не один десяток лет – а по большому счету, и не одну сотню. Сейчас я вам расскажу одну свежую историю с двойным дном, в которой, к сожалению, я не могу изменить имена – как ни меняй, а речь пойдёт о главкоме сухопутных войск РФ, он сейчас сидит на «Матроске».

Нынешнюю историю главкома прекрасно изложил мне в письме один из его бывших сокамерников, приведу его целиком, очень уж грамотно и просто всё описал. «Мой сосед по камере – Чиркин Владимир Валентинович, бывший главком сухопутных войск РФ, который в 2013 году 9 мая принимал Парад Победы на Красной площади. Боевой генерал и очень примечательная личность. Ему гарнизонный суд Москвы по ст. 290 («Получение взятки») дал 5 лет строгого режима с лишением орденов и воинских званий. Дело парадоксальное и почти стопроцентно заказное. Пять лет назад Потерпевший дал 450 тыс руб какому-то Взяткополучателю за помощь в получении квартиры из фонда Минобороны. Взяткополучатель в разговоре с Потерпевшим вроде прикрывался фамилией Чиркина, с которым общался. Квартиры не сложилось и сложиться не могло, так как эта конкретная квартира вообще не была в фонде Минобороны. По итогам – Взяткодателя и Взяткополучателя от уголовной ответственности освобождают, а Чиркина приговором в зале суда закрывают. Этому событию предшествует серьезное давление на суд. А также не будем сбрасывать со счетов очень серьезную возможность генерала стать замминистра обороны РФ. Сейчас он ожидает апелляции в Московском окружном военном суде. Но интересно другое. Чиркин – действительный боевой генерал, у которого за плечами обе чеченские войны, ранения и служба от Забайкалья до мыса Шмидта. В общем, не силён человек в подковёрной борьбе, и попал. Но знают его все Вооруженные силы, и вокруг него начинает формироваться общественное мнение, группироваться военные, духовенство и так далее. Кейс очень интересный и, я уверен, будет довольно шумно в апелляции. При любом исходе судейские получат ощутимый пинок, вылезут и серьезные недостатки ФСИН и правоохранительной системы: это кейс про прогнивших ментов против защитников Отечества. Наверняка можно будет поднять вопрос о необходимости введения инструмента общественного контроля за судебной системой. Если это неинтересно, буду признателен за ответ, почему это неинтересно».

Правда, сразу видно, что пишет человек в тюрьме новый? Всё ещё верящий в общественный контроль, ощутимый пинок и в раскрытие серьезных недостатков, от которых содрогнётся мир. Через год-другой этот синдром пройдёт, а может, и раньше. А теперь к делу бывшего главкома сухопутных войск.

Это дело с двойным дном, мы в «Руси Сидящей» хорошо его знаем. Но оценить не возьмусь. Не возьмусь потому, что здесь мы вступаем на территорию спора Глеба Жеглова с Володей Шараповым: можно ли сажать человека за кошелек, который ты ему сам в карман сунул, если ты при этом знаешь, что он этот кошелек спёр? Теоретически я за Шарапова, а практически – не знаю. Вот у нас вчера в Центре социальной реабилитации один бывший зек на инвалидной коляске (8 ходок) полоснул ножом по горлу социального работника. Тот чудом жив остался, врачи за жизнь боролись всерьез, а еще надо было приложить усилия, чтобы бывшего зека, инвалида-колясочника, отправили в ИВС, да он освободится скоро, потому что никому неинтересно с ним в тюрьме возиться.

Главком, конечно, кошелька не воровал, взятки этой смешной не брал и по горлу никого не полоснул. Нет никаких сомнений в том, что его приговор – сплошная липа, там всё из дела видно. И не за то его на самом деле взяли. А взяли его как раз за те самые чеченские кампании. Много там всякого было: кто-то оружием торговал, кто-то информацией, кто-то грабил и мародерствовал. Я совсем немного как журналист была и на первой войне, и на второй, и хорошо помню, что там творилось. Разговаривала и сейчас с ветеранами спецслужб, которые имеют отношение к посадке генерала, пасли его они очень долго: много чего они рассказывают – а поди сейчас, проверь. Не проверишь: слово против слова. Верю ли я ветеранам спецслужб? Нет, не верю. Верю ли я генералу? Тоже нет.

Да и не в генерале дело. Мы видим целую серию громких посадок – и генеральских (экс-глава ФСИН Реймер, например), и губернаторских (Гайзер и Ко, Хорошилов), и предпринимательских (да хоть Полонского вспомнить). Какие-то делf более ясные и отчётливые, какие-то менее. Но всегда хочется спросить: а что, собственно, случилось на самом деле? Ни следствие, ни суд не дают ответа. А ты смотришь на обвинение и недоумеваешь. И осужденный гражданин кричит: «Смотрите, меня осудили без вины!». Формально — не поспоришь. А когда было неформально, он был свой. Вот и множатся неправосудные приговоры, и не кончаются чёрные кошки в тёмных комнатах, когда их там никто не ловит.