Blog

«Не знаю… не помню» – свидетель по делу Невзлина

В среду, 14 ноября 2012 года на судебном процессе по второму уголовному делу Леонида Невзлина в Симоновском райсуде Москвы дал показания свидетель со стороны прокуратуры Гитас Анилионис. На большинство вопросов по делу он отвечал «не знаю» или «не помню», зато предъявил бывшему вице-президенту «ЮКОСа» новое обвинение.

Гитас Аналионис с 1990 по 1998 год работал исполнительным директором совместного предприятия Russian Trust and Trade (СП РТТ), оказывавшего фирмам секретарские услуги – регистрацию, бухучет и тому подобные. Его имя ранее неоднократно звучало не только на судебных заседаниях по экономическому делу Леонида Невзлина, но и на процессе в отношении Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в Хамовническом райсуде, где Анилионис допрашивался в течение целых шести дней.

Свое выступление в среду Аналионис начал с признания (в ответ на соответствующий «протокольный» вопрос судьи) в том, что испытывает к Невзлину неприязнь. По словам свидетеля, это чувство у него возникло потому, что после дачи им показаний в Хамовническом суде по делу Ходорковского и Лебедева, якобы, была разрушена значительная часть бизнеса Анилиониса.

«Какое отношение к этому имеет Невзлин?» – не разглядел между упомянутыми событиями связи председательствующий Алексей Назаренко.

Анилионис пояснил, что считает свои неудачи в бизнесе делом рук Невзлина (постоянно проживающего в Израиле). Впрочем, доказательств не привел.

На несколько секунд повисла пауза, поскольку ответить что-либо на эти неожиданно прозвучавшие претензии не по делу было некому – судебный процесс, как известно, проходит заочно, в отсутствие обвиняемого. Находящейся в зале публике невольно вспомнилась цитата из фильма «Кавказская пленница»: «Простите, часовню тоже я развалил?»

«Скажется ли Ваша неприязнь на достоверности показаний?» – продолжил выяснять судья.

«Я не понимаю вопроса», – ответил Анилионис.

Наконец, судья все-таки добился от свидетеля подтверждения того, что говорить неправду, несмотря на свою неприязнь к подсудимому, он не намерен.

Следуя просьбе прокурора Дениса Штундера, Анилионис сообщил, что занимался хозяйственной деятельностью предприятия, а его заместителями были Андрей Крайнов (допрошенный в Симоновском суде 24 сентября) и Михаил Мясников. При этом сотрудники СП РТТ могли быть директорами компаний-клиентов.

По словам свидетеля, СП РТТ регистрировало, помимо прочих, и иностранные оффшорные компании, наименования которых он сейчас не помнит, хотя приведенные прокурором названия Сагиман», «Челлита», «Монтекита»,»Фрегат» ему знакомы.

Анилионис также рассказал, что он входил в совет директоров ОАО «Восточная нефтяная компания» (ВНК) – после того, как его приобрел «ЮКОС». Кто именно сделал ему предложение войти в состав этой структуры, свидетель, как он признался, не помнит. Но полагает, что это был кто-то из юридического управления «ЮКОСа». На заседаниях совета директоров Анилионис голосовал в соответствии с указаниями, поступающими из этого подразделения.

В этой связи Анилионис упомянул главу юридического управления Дмитрия Гололобова: «Я не помню, он как юрист присутствовал или как член совета директоров».

«Я лично никогда не участвовал ни в каких дискуссиях. Несколько человек не номинально присутствовали от «ЮКОСа», от государства, не помню, кто», – продолжал свидетель.

«В чьих интересах принимались решения [на заседания совета директоров]?» – попытался прояснить прокурор.

«Не знаю, не помню, по-моему, в интересах компании», – не внес особой ясности Анилионис.

О главном пункте обвинения – сделках мены акций дочерних предприятий ВНК на акции «ЮКОСа», с помощью которых, по версии следствия, и было осуществлено хищение, Анилионис тоже не сказал ничего конкретного. По признанию свидетеля, о том, что «какие-то сделки были», ему больше известно не из опыта работы в СП РТТ и совете директоров ВНК, а из второго уголовного дела Ходорковского и Лебедева.

Название ЗАО МЦО («Международный центр оценки» – фирма, которая оценивала равноценность обмена акций) Анилионису тоже ни о чем не говорило.

«Какие у Вас стояли задачи на заседаниях? Вы принимали решения по сделкам? Кто осуществлял общее руководство Вашей деятельностью и деятельностью сотрудников СП РТТ?» – не оставлял попыток получить более точные сведения прокурор.

«Я не помню, чтобы было общее руководство. Присылали повестку дня из юридического департамента «ЮКОСа», – стоял на своем свидетель.

Он также добавил, что он проработал несколько месяцев, был на двух-трех заседаниях «чисто номинально», а потом совет директоров переизбрали.

«Зачем Вы там были, если все было номинально?» – не понимал Денис Штундер.

«Потому что это было престижно», – объяснял Анилионис.

«В интересах какой компании Вы голосовали?» – пытался ухватиться за предыдущие ответы свидетеля гособвинитель.

«Я не аналитик», – отвечал на это Анилионис.

В итоге подсудимый Леонид Невзлин на протяжении допроса упоминался лишь пару раз.

В частности, свидетель рассказал, что познакомился с ним во внешнеторговом объединении «Зарубежгеология», где тот работал программистом.

Что касается того периода, когда Анилионис был членом совета директоров ВНК, то тогда Невзлин, как считает свидетель, работал в «ЮКОСе» или «МЕНАТЕПе», где «занимался пиаром». На заседаниях совета директоров ВНК он не присутствовал.

Примечательно, что давая показания, Анилионис заявил, будто никогда не делал указаний своим сотрудникам становиться директорами компаний-клиентов.

Между тем, ранее свидетели Крайнов и Хвостиков утверждали прямо противоположное – что действовали в соответствии с распоряжениями или рекомендациями своего непосредственного руководителя Анилиониса.

Когда судья попросил свидетеля устранить это противоречие, тот обвинил бывших подчиненных во лжи. «Потому что в 2007 году я их уволил», – пояснил Анилионис.

В свою очередь, адвокат Леонида Невзлина Дмитрий Харитонов не счел нужным допрашивать Анилиониса.

Следующее судебное заседание назначено на 11 часов 26 ноября.

Вера Васильева, HRO.org

Post a comment