add_filter( ‘show_admin_bar’, ‘__return_false’ ); Дело Николая Куделко. Товарное рейдерство и перевертыши в погонах. — ТЕСТ Русь Сидящая

Blog

Дело Николая Куделко. Товарное рейдерство и перевертыши в погонах.

Рейдерство вообще, а товарное рейдерство —  особенно, процветает в стране исключительно благодаря перевертышам в структуре правоохранительной системы в целом.

В 35 статье Конституции Российской Федерации прописано , что « право частной собственности охраняется законом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения. »

С начала 2000-х в России впервые появился термин «товарное рейдерство».

«Товарное рейдерство» —  захват чужой собственности (рейдерство), характеризующийся тем, что захватывается не сама фирма, а принадлежащий ей товар.  Обычно, это крупные партии ликвидного товара (мелкие партии для такого «бизнеса» не интересны), которые легко и быстро можно реализовать в относительно короткие сроки.

«Товарное рейдерство» — как работает «схема»

В большинстве случаев —

– заинтересованный следователь фабрикует причастность приглянувшейся ворам фирмы к некоему уголовному делу;

– на складах жертвы проводится обыск и изъятие товара;

– изъятое передается на “ответственное хранение” компании, пособничающей бандитам;

– участвующий в преступном сговоре нечистоплотный сотрудник прокуратуры разрешает «хранителям» распродать  ( уничтожить) товар;

В случае «продажи»:

– оценщики занижают стоимость товара в десятки раз (если жертва сумеет доказать абсурдность сфабрикованной причастности к уголовному делу, она получит именно эту мизерную сумму);

– через посредников товар перепродается скупщику краденого, который реализует похищенное конечному потребителю. При этом торговец краденым может с одной стороны назначать отпускные цены чуть ниже рыночных, эффективно «обходя» конкурентов. А с другой – получать огромную прибыль на «вилке» реальных закупочной и реализационной цен.

В случае «уничтожения» —  товар распродается, а «уничтожение» происходит лишь на бумаге.

Если фирма-жертва «добьется правды», то через 2-3 года судебных разбирательств, после признания того, что фирма не виновна, она получит в качестве компенсации депозит со счетов Прокуратуры. Хотя такие прецеденты на рынке были, это, скорее, исключение из правил.

В случае, когда  рейдеров ловят за руку (единицы из единиц), они легко превращаются в «жертв коррупции», пострадавших в «борьбе за справедливость». Ибо при всей очевидности ситуации, документально проследить процесс разбоя невозможно.

Товар исчез-распродан.  Рейдеры  не поддерживали внятный документооборот. А любое изъятие даже имеющихся документов правоохранительными органами интерпретируется как «раньше было, а теперь — забрали».  (http://www.rb.ru/inform/13737.html  )

Как  то ,  я прочитала изречение Юрия Чайки о том , что «хороший следователь — это человек, который рожден быть следователем. Их, наверное, не так много. Это люди, перед которыми снимаешь шляпу за то, что они умеют, и за то, что они делают. Талантливые люди.»

К сожалению  , среди следователей СК при МВД РФ расследовавших уголовное «дело» Николая —  таких талантов я так и не повстречала…

Зато  деле Николая  о «пропавшем кофе», например, фигурировали    нечистые  на  руку сотрудники  в погонах  (http://www.ria.ru/incidents/20110829/426069988.html ) , многие из  которых  помогали бороться   за переделы сфер экономического влияния, помогали «отжимать» и «кошмарить бизнес »  , сажать  «в зиндан по наводке » бизнесменов и предпринимателей , пополняя  свой  «параллельный»   бюджет, о котором в последние годы так много писали  СМИ…

Post a comment