Blog

Дело Николая Куделко. Экономических «преступников» судят жестче, чем убийц

Бизнес стал главной жертвой коррупции правоохранительных структур.

У коррупции есть физические жертвы — это уже умершие и еще живые российские и иностранные предприниматели. Они в тюрьмах и на зонах. У них огромные сроки, потому что они не должны заговорить, о том, как и кем отбирался их бизнес, их собственность. Коррупционеры хотят, чтобы они как можно дольше оставались в изоляции. Часто в тюрьму отправляют людей, не причинивших ни государству, ни отдельным гражданам, ущерба или вреда.

http://www.kapitalisty.ru/prime/podrobnee/025/

 Заключение – очень  хороший способ проверить, кто из друзей останется с тобой, а кто – нет.

Самое ценное, чему научила меня жизнь за те  три года — ни о чем не сожалеть, тем более если кто-то испугался , кто-то отвернулся…

 Заключение – очень  хорошая школа испытания на проверку честности и силы духа твоих друзей и близких …

Жизнь после ареста Николая в корне поменялась  : если некоторые старые друзья как-то пропали, то появились новые  друзья , новые знакомые  ,  так называемые братья и сестры по несчастью : сильные духом и богатые душевно , всегда готовые поддержать и помочь .

Мои  новые знакомые  — это жены и подруги, родственники  обвиняемых  и осужденных    «экономических»  и не только , с которыми я знакомилась , часами   ожидая в длинных очередях в СИЗО , в коридорах СК , прокуратуры , либо  судов.

Сколько же их, чьи сломанные судьбы пронеслись мимо меня… Ольга (муж —  160 и 174) , Юля ( друг – 159 и 174),  Света ( брат – 159) , Юля ( муж 188 и 174) , Александра ( муж 159  ) , Лена ( брат – 159) , Александр ( мама- 188 и 174).

С Юлей Рощиной мы так и познакомилась  в очереди в Медведково – СИЗО 77/4  на передаче.

 Николай прибыл в СИЗО 77|4  на кассацию, там он  застал реформу ФСИНа , когда « первоходцы»  стали содержаться отдельно от других , когда «экономические»  стали сидеть в камерах вместе.

История  предпринимателя  Рощина была обычной для «экономических»   : изначально бизнесом Олег заниматься и не думал,  в  конце 90-х он окончил военное училище, служил в армии. Юля филолог по образованию ,  жили  как обычная семья  офицера с довольствием 1200 рублей. Вскоре Олег ушел из армии и занялся бизнесом,  родилось трое детей.  Но в 2006 году Олег  поссорился со своим деловым партнёром , тот  потребовал у Рощина продать фирму и вообще уйти с рынка. Олег стал вести свой бизнес , организовал  и возглавил свой  ООО «Третий Рим»,   продолжил знакомое ему дело : ввоз в РФ из Финляндии полимеров под названием «полистирол». Бывший партнёр Рощина не удовлетворился таким положением дел и « заказал » Олега: в августе 2007 года в отношении Олега Рощина и главного бухгалтера «Третьего Рима» Инны Бажибиной было возбуждено уголовное дело по статьям контрабанда и легализация. В октябре 2008 года Олега арестовали, обвинив в контрабанде, уклонении от уплаты налогов и легализации денежных средств, полученных преступным путем.  По версии следствия Олег ввозил полистирол, а декларировал его как  якобы более дешевый полимер , при этом  уклонился от уплаты 126 млн руб. таможенных платежей.

Рассказ хрупкой с виду блондинки , но такой  сильной  внутри , очень сильно взволновал меня . Их старшая дочка все время плакала  и писала  папе в тюрьму письма , малыши ,  со слов Юли ,  уже не помнили Олега . Итог бизнеса: за контрабанду до 12 лет,  за легализацию — до 15 лет, гособвинитель запросил 22 года!!!! Это была уже  не жесткость, а жестокость наказания.

 В отношении  Олега, как и в отношении любого  предпринимателя  22 года  — это реально, как  высшая мера наказания, подобная смертной казни.

 Сразу стало ясно , что такой срок запросили  только под чей-то заказ. ( подробнее — статья Ольги Романовой  «Кара за бизнес: 22 года строгого режима .В деле о масштабной контрабанде –ни одного таможенника» )

http://slon.ru/russia/kara_za_biznes_22_goda_strogogo_rezhima-247978.xhtml

 Помню, как после услышанного,  в напряженном воздухе повисла пауза , как  я , в одно мгновение,  мысленно взвесила Юлины ( с Олегом )  22 года и ее  3 малолетних детей  – против моих  ( с Николаем) 6 лет и 2 детей,  все это  мне показалось чем-то из фильмов ужаса  , из области сумасшествия… 

После рассказа Юли , уже невозможно было остаться в стороне, когда  рядом такое..

 Именно тогда, в преддверии кассации Николая , впервые встретившись с Юлей Рощиной в СИЗО в дальнейшем,  мы , жены  двух арестованных предпринимателей, с ней вместе  уже несли    и тяжкую ношу  «заключения» ,  и борьбу  за своих мужей , за их свободу  …

 

Post a comment